Гардарика

Вопросы, связанные с Араттой


В примечании к статье (See my article in Iran 10 (1972): 118, n. 97. (JNES 37 no. 4 (1978)), посвященной другим вопросам, и опубликованной в 1972 году, было отмечено, что если рассматривать последние археологические раскопки, с учетом данных которые сохранились в шумерских текстах, можно предположить, что центральный город древней Аратты, возможно, может быть идентифицирован с Шахр-и-Сохтом.

J. F. Hansman.Вопросы, связанные с Араттой

Этот обширный археологический объект, расположен в иранской провинции Систан, к востоку от соленой пустыни Дашт-и Лут (Dasht-i Lut), находящийся вблизи западной границы Афганистана. В другой более поздней работе (Y. Majidzadeh, "The Land of Aratta," JNES 35 (1976): 107 and 112.), выдвигалось предположение, что Аратта  была расположена в провинции Керман . Это район современного Ирана, находится к западу от провинции Систан. Автор второй статьи также предполагает, что еще не открытое поселение Аратта следует искать где-то на  возвышенной части страны, которая простирается с запада на восток, между нынешними городами Керман и Шахдад. Он отмечает, что на западной окраине Дашт-и Лут, вблизи Шахдада, были найдены важные и интересные находки, датируемые первой половиной третьего тысячелетия до н.э. Это период, отражен в двух шумерских мифах, в которых упоминаются Аратта. Всякий раз, когда возникают вопросы по географической локализации, весьма объективно и научно более правильно, отразить различные точки зрения. Иногда только используя оценку расхождения во мнениях, могут быть решены проблемы идентификации и принято однозначное мнение по тому или иному вопросу. В случае с Араттой, однако, от которой пока не найдено надписей или других текстов,  проблема идентификации во многом зависит от дедуктивного расследования.  Можно предположить, как разумные так и возможные варианты локализации.  Именно, исходя из этой точки зрения, я и хотел бы прокомментировать, версии о локализации Аратты.

Энмеркар II и  ГильгамешНачну с рассмотрения результатов приведеных во второй статье, которые основываются на рассмотрении отрывков, содержащихся в шумерском мифе "Энмеркар и Повелитель Аратты ". Эта история описывает путешествие гонца Энмеркара, царя Урука, в Аратту, где золото, серебро и драгоценные камни обменивались на зерно. Автор второй статьи отмечает, что при пути в Аратту, гонец проходит Аншан “современная провинция Фарс”, а затем" до прибытия в Аратту, ему нужно было пересечь семь могучих гор. "Предполагается, что" это географическое описание хорошо вписывается в характерный горный район между Фарсом и Керманом, так что конечный пункт гонца Энмеркара мог находится только в современной провинции Керман ". Это предложение было основано на интерпретации следующих отрывков из из мифа:

(От) Суз к Аншану по горной стране Богини Инанны,
гонец Энмеркара двигался смиренно, как мышь,
(В) больших горных цепях, изобилующих народом
 Продирался в пыли для нее.
 Пять гор, шесть гор, семь гор он прошел.
Он поднял глаза, когда он подошел к Аратте,
 Во двор Аратты он вошел радостно.

Следует обратить внимание на семь гор, которые пришлось преодолеть гонцу Энмеркара на пути в Аратту. В другом шумерском мифе, который иногда именуют "Лугальбанда и Энмеркар". В нем, герой Лугальбанда, вассал Энмеркара, едет в Аратту искать помощь у богини Инанны против народа Марту (Martu), который угрожает Уруку. Путешествие из Урука в Аратту, начинается со следующего описания:

О, Лугальбанда !
Сердца его братьев рвутся
Сердца друзей беспокойно бьются,
Хлеб в дорогу ему не нужен
Только оружие берет он с собою 
От подошвы горы к вершине и в низину,
От границ Аншана до "главы Аншана",
Пять гор, шесть гор, семь гор пересек.

 Лугальбанда на Египетском барильефеДалее описывается прием богиней Инанной Лугальбанды в Аратте. Если сравнивать оба повествования, мы можем с некоторым основанием предполагать что эти семь гор пересеченные гонцом Энмеркара по пути в Аратту, является теми же самыми семью горами Аншана, пересеченного Лугальбандойпо пути в Аратту. Следует также помнить, что в отрывке из первого рассказа, горная земля Аншана также упомянута, и во втором рассказе после пересечения семи гор Аншана, Лугальбанда достигает равнины. В этой связишумерские тексты, не показывают доказательства, на которые опирается автор второй статьи, что после гор Аншана необходимо пересечь семь гор. Прежде чем попасть в Аратту.Относительно другого географического пункта упомянутого автором второй статьи, где он заявляет; "невозможно принять городище Шахр-и-Сохт (Shahr-i Sokhta), расположенный в Систане к востоку от Кермана, как вероятную область для местоположения Аратты." Если бы Шахр-и-Сохт был Араттой, то в рассказе "Энмеркар и Бог Аратты," было бы упомянуто о пересечении соленой пустыни Дашт-и Лут. В рассмотрении вышеупомянутого вопроса, следует упомянуть следующий отрывок рассказа Энмеркара:

Гонец, путешествующий в Аратту,
Покрыты его ноги дорожной пылью,
Вызванной галькой с гор,
Как огромная змея, бродящая по равнине,
Он не встретил сопротивления.
После того, как достиг Аратты,
Люди Аратты, подошли, 
Чтобы восхититься снаряженными ослами.

Здесь появляется, следующее дальнейшее описание путешествия, предпринятое гонцом из Урука, в частности, следует отметить строку 351, которая гласит: «Как огромная змея, бродящая по равнине, он не встретил сопротивления.» В силу наших выводов, что за горами Аншан и по дороге в Аратту Лугальбанда двигался по равнине, можно считать, что приведенные выше строки могут означать, что как и змея, гонец Энмеркара прошел беспрепятственно по равнине, пока не достиг Аратты уже после пересечения гор. С учетом указанного выше, есть все основания предположить, что обе истории свидетельствуют о географических особенностях, с которыми сталкиваются при пути в Аратту. После пересечения семи гор из Аншана, Лугальбанда двигался по равнине. Можно предложить, что это описание, как и в первом рассказе указывает на возможность движения по равнине Дашт-и Лут или обычным путем, ведущим через южный край этой соляной пустыни в районе Шахр-и-Сохта. Можно также принять теоретическую возможность, что Аратта могла находится где-то в провинции Керман, потому что это область, лежит, по крайней мере частично, за горами Аншана. В то же время, однако, шумерские тексты не исключает возможности того, что город Аратта, возможно, был расположен за пределами современной провинции Керман или даже, что Аратта могла находиться на границе провинций Керман и Систан. В шумерском мифе об Энмеркаре и Повелителе Аратты, не подразумевается, как это было предложено во второй статье, что город Аратта лежал на возвышенностях Кермана, где-то к востоку от одноименного города или в области низменности, вблизи края от этих возвышенностей, в непосредственной близости к Шахдаду. Конечно, в качестве альтернативной теории, такому поселению как Шахр-и-Сохта следует уделить внимание. Но все же  лучше придерживается объективной оценки всех имеющихся доказательств.  Если мы рассмотрим далее рассказ об "Энмеркар и Правителе Аратты" для указания расположения территории Аратты, можно отметить, отрывки, в которых говорится, что лазурит люди Аратты получают из гор в кусках . «Из этих кусков они изготавливают красивые вещи».

Достаточно вспомнить, что лазурит добывался в  горах Бадахшана на северо-востоке Афганистана, и это место являлось единственным известным источником лазурита на Ближнем Востоке, по настоящее время.  К людям Аратты лазурит попадал с территории Афганистана. Эта точка зрения, имеет дополнительный аргумент в «Перипле Эритрейского моря, где сказано, что Arattii, живут в Арахосии. На сегодняшний день прекрасно известно, что Арахосия располагалась около, современного города Кандагар в восточном Афганистане. Отсюда мы можем предположить, что Аратта располагалась, недалеко от Шахр-и-Сохта, который находится в Иране недалеко от западных границ Афганистана. Культурная близость внутренних районов Афганистана с Шахр-и-Сохтом, кроме того, может быть продемонстрирована, обнаруженными печатями, статуэтками, керамикой относящимся  ко 2 и 3 слоям этого поселения, и показать единообразную традицию с аналогичными объектами раскопанными на Мундигаке, кургане расположен у подножья высокогорий центральной части Афганистана, около 300 км. к востоку от Шахр-и-Сохта (C. Lamberg-Karlovsky and M. Tosi, East and West 23/1 (1973): 26.). Однако, с другой стороны, как было отмечено автором второй статьи, все эти факты не является свидетельством культурного обмена между Шахр-и-Сохтом и Шумером, относящемуся, к раннединастическому периоду. Если бы, культурный обмен или торговля имели место между этими областями в то время, то раскопки в  Шахр-и-Сохте дали бы керамику, печати или другие артефакты которые имели бы параллели в Раннединастических поселениях Шумера. В следствие этого, автор второй статьи утверждает, что идентификация Шахр-и-Сохта как города Аратта, которую посетило несколько гонцов Энмеркара, исключается. Это аргумент принятый заочно т. е. исходя из отсутствия доказательств, не считается приемлемым для принятия окончательного решения. Например, нельзя исключать возможность того, что артефакты, связанные с Раннединастическим периодом Месопотамии могут быть найдены в Шахр-и-Сохте в ходе дальнейших раскопок. Более того, только в текстах связанных с царствованием Энмеркара из Урука у нас есть указания о прямой торговли между Шумером и Араттой. Учитывая такой относительно короткий период времени, не обязательно, должно, следовать, что тесные культурные отношения существовали.

Поэтому артефакты Шахр-и-Сохта не должны иметь в обязательном порядке параллелей в Месопотамии раннединастического периода.Автор второй статьи соглашается с доказательством того, что археологические раскопки показали наличие мастерских по обработке лазурита в поселении Шахр-и-Сохт относящиеся к периоду, когда этот минерал использовался в Месопотамии. Отсюда, можно сделать вывод, что «Бадахшанский лазурит» доставлялся в Шахр-и-Сохт, и там, занимались его первичной обработкой, а оттуда он уже поступал в Урук. Соответственно, есть основания ожидать, что можно найти доказательства обработки лазурита также и в близлежайших поселениях.  Бусы и другие изделия из лазурита были найдены при раскопке могил в Шахдаде, но мастерских по его обработке в этом городе пока ещё не было найдено. Это не исключает возможность, что такие мастерские по обработке лазурита существовали в Шахдаде или в других местах в непосредственной близости. Но мы по мере рассуждения, не можем не отметить, сведения текстов, которые показывают Arattii на территории Афганистана, в непосредственной близости от источников лазурита. С учетом этого, можно сделать предположение, что Шахри-и-Сохт, расположенный на границе с Афганистаном, и имеющий мастерские по обработке лазурита относящиеся к раннединастическому периоду, может разумно рассматриваться в качестве локализации Аратты, которую посетили гонцы из Урука. Также любопытно отметить, что археологические раскопки проведенные на трех основных археологических памятниках, которые располагаются к западу и к югу от Шахр-и-Сохта (но к востоку от Фарса, древний Аншан) содержат изделия из лазурита начиная с периода указано в мифах об Аратте.

Shahr-e SukhtehЭто Телль- Иблис (Tel Iblis) в северной части Кермана, Тепе Яхья (Tepe Yahya) в южной части Кермана, и Бампур (Bampur) в Макране. Хотя во время раскопок в Тель Иблисе и Бампуре не было найдено мастерских по обработке лазурита, а лишь по одному фрагменту этого минерала, что говорит о крайней редкости изделий из лазурита находимых  в этих местах, лежащих между Шахр-и-Сохтом и Месопотамией, а в случае с Бампуром, между Шахр-и-Сохтом и Персидским заливом. Отсутствие какого-либо упоминания о торговле с Араттой в шумерских и  аккадских текстах более позднего времени показывают, что такие прямые торговые связи с Араттой не продолжались после раннего династического периода.  Вместо заключения, отметим, что "традиционная керамика региона Керман полностью отлична от культуры Малян (Malyan) [поселения Аншан], Суз и Месопотамии. "Из этого автор второй статьи сделал вывод, что" идея включения провинции Керман и Фарс, как единый культурный регион, невозможна". Но об этом и не говорят шумерские тексты, гонец Энмеркара, упоминает об Аншане, как о географическом регионе, который пришлось пересечь по пути в Аратту.  Подводя итог этой статье: отметим, что тексты, связанные с Араттой указывают, что  место, где она находилась следует искать на равнине за горами Аншана, и там, где местное население могло иметь прямой доступ к источнику лазурита на северо-востоке Афганистана. Поселение в земле Аратта также предполагает, что лазурит там обрабатывали в период Энмеркара. Городище Шахр-и-Сохт соответствует каждому из этих требований. Это, однако, не является стопроцентным доказательством того, что Шахр-и-Сохт являлся Араттой. Другие археологические памятники в прилегающих регионах, могут быть рассмотрены для подобного предположения. Но пока, из всех имеющихся Шахр-и-Сохт, представляется наиболее разумным кандидатом.

 

 
 
Статью подготовил: Абакумов Д. А. (Ayoe)

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.