Гардарика

Мархаши и происхождение Маганской керамики в III тысячелетии


D.T. Potts - In the beginning: Marhashi and the origins of Magan’s ceramic industry in the third millennium BC// Arab. arch. epig. 2005: 16: 67–78 (2005)

In the beginning: Marhashi and the origins of
Magan’s ceramic industry in the third
millennium BC

Мархаши и происхождение Маганской керамики в третьем тысячелетии до н.э.

Введение

Несколько лет назад, во время проведения полевых исследований в на юго-востоке Ирана, Hamideh Choubak из министерства иранской культуры наследия впервые обнаружил систематические грабежи на равнине Джирофта, выяснилось, что множество могил уже было разграблено. Найденные там вещи из алебастра, керамические и металлические сосуды, печати, а также искусные резные изделия были опубликованы в прошлом году в каталоге изданном Y. Majidzadeh. Схожие артефакты уже были хорошо известны из раскопок в Тепе Яхья, а также из многочисленных городищ за пределами Ирана. Огромное количество найденного в Джирофте, и близость последнего к Тепе Яхья, показывает самобытность и общность культуры этого региона. Но мы попробуем, использовать все эти материалы для выявления древнего названия этого уголка на юго-востоке Ирана. Двадцать лет назад шумеролог Piotr Steinkeller предположил, что камень известный в клинописных источниках, как mar?asu/mar?usu получил свое название от географической местности Marhashi, на юго-востоке Ирана, где встречается мягкий камень. Помимо этого, он указал на наличие двух резных сосудов из мягкого камня; фрагмент одного из них, неизвестного происхождения, найденного в Пергаме, хранится в Берлинском музее, второй был обнаружен Вулли при раскопках Ура, на нем имеется текст аккадского царя Римуша следущего содержания: «Римуш, царь Киша, убийца Элама и Мархаши»

Изображение
Изображение
Фрагмент сосуда из Берлинского музея

Изображение

Steinkeller посчитал, что весьма вероятно, что оба сосуда попали в качестве трофеев из Мархаши, и этот вывод в настоящей момент подтверждается изображениями на фрагментах сосуда находящегося в Берлинском музее и на многочисленных произведениях найденных в Джирофте. (рисунок ниже)
Изображение

Исходя из этого, юго-восток Ирана, по крайней мере, от Тепе Яхья на западе и до Джирофта на востоке может быть отождествлен с древним Мархаши. Как далеко на север, юг, восток и запад распространялась территория Мархаши, в данный момент неизвестно. Конечно, уже давно признано, что большая часть схожих сосудов сделанных из мягкого камня была распространена в регионе Персидского залива, и, безусловно наибольшая их концентрация обнаружена в районе острова Тарут в восточной части Саудовской Аравии. В противоположность этому, только несколько штук были найдены за последние годы на территории Омана. Они включают один фрагмент датируемый 3 тыс. до н.э., на острове Umm an-Nar (рис. ниже)
Изображениеи шесть фрагментов (пять из которых являются кусочками одного сосуда)
2 тыс. до н.э. найденный в могиле в Эмирате Фуджейра (рис. выше). Кроме того два целых сосуда, были обнаружены на территории Бахрейна, в гробнице Саар (рис. ниже) 

Изображение
Изображение

и в Аль-Хаджаре (рис. выше). Однако, если находки и их распределение на полуострове Оман и в северо-восточной Аравии свидетельствует о наличии торговых отношений между Мархаши, Маганом и Дильмуном (Tarut почти наверняка являлся частью Дильмуна), то и керамические находки по идее должны следовать этому принципу.
------------------------------------

Проблемы с керамикой

Сходство керамики использовалось, в качестве, наличия связей между юго-востоком Ирана и юго-восточной частью Аравии.
Ещё Knud Thorvildsen удивился поразительным сходством, между серо-черными глиняными изделиями из могил острова Umm an-Nar и изделиями найденными во время раскопок в Белуджистане в начале 1930х годов. В этом смысле открытие еще большего количества материала в Джирофте с его очевидными параллелями на территории Омана, поможет нам узнать о торговых и культурных связях в этом уголке мира. Что я бы и хотел сделать здесь, однако, необходимо пересмотреть все варианты происхождения керамических изделий в юго-восточной Аравии. Возникает вопрос, почему настолько однотипна керамика из Umm an-Nar, с глиняными изделиями найденными на юго-востоке Ирана? И каковы взаимосвязи в свете археологических данных, между юго-восточной Аравией и другими регионами? Прежде всего, нужно начать с того, что мы знаем о месте происхождения этой керамики…. 
….Значительное количество литературы в последние годы посвящено рассмотрению и попыткам объяснения диффузии Убейдской керамики, в Кувейте, в восточной Саудовской Аравии, Бахрейне, Катаре и островах Персидского залива. Оставляя в стороне основные причины этой диффузии, отметим несколько моментов, которые связаны с керамикой и керамическим производством и представляют для нас особый интерес. Во-первых, Убейдская керамика, не просто схожа, а одинакова и аналогична по материалу и составу, что говорит скорее всего о том, что она была импортирована. Во-вторых, только на северо-востоке Аравии и в Кувейте, были найдены черепки достаточно грубых изделий, имеющий красную расцветку, которые по составу серьезно различаются от импортированной керамики. Учитывая факт, что этот тип грубых красных керамических изделий неизвестен на юге Ирака, и что печи где она производилась были найдены на Dosariyah, можно с уверенностью предположить, что это керамика имела местные корни. Конечно было бы более вероятно увидеть то, что представители коренных народов, восточные арабы, откуда чуть ранее произошла миграция на территорию Леванта, изготавливали керамические изделия используя местную глину, которая должна была быть функционально, если не стилистически, похожа на импортные Убейдские изделия. Тем не менее, небольшое количество такого материала и его очень ограниченное распространение обязывает сделать два вывода: 
1) контакт между восточными арабами и их соседями из Месопотамии не привел к передаче технологий.
2) локальные экспериментальные попытки произвести керамику (грубые красные глиняные изделия) не привел к расцвету глиняного производства.

Таким образом, "керамические контакты" между восточной Аравией и внешним миром, с эволюционной точки зрения, оказались непродуктивными. Правда как и любого правила имеются исключения, в Рас-аль-Хамре недалеко от Маската, найдены фрагменты полированного серого цвета, которые были обнаружены в период с 1982 по 1985 год. Первоначально они были датированы четвертым тысячелетием до нашей эры. Более двух десятилетий после этого открытия, эта керамика остается единственным пример такого рода. Как и в случае с убейдскими импортированными изделиями, этот образец из Рас-аль-Хамры не стал причиной для эволюции глиняного производства. Причиной этого может быть то, что, в отличие от Убейдской диффузии, которая, вероятнее всего, была связана фактической миграцией населения, полированное изделие из Рас-аль-Хамры, было завезено из юго-восточной части Ирана. Опять таки, похоже, что мы сталкивается с эволюционным тупиком, по крайней мере, если рассмотреть эпизод с третьим «керамическим контактом», который произошел в конце четвертого тысячелетия до нашей эры. В гробницах, в основном в окрестностях Джебель Хафит, но также и в Джебель-аль-Эмалах в интерьере Шарджа, были найдены образцы приземистых глиняных изделий, которые аналогичны с находками в Джемдат Наср и происходят из южной Месопотамии. Композиционный анализ подтвердил, что каждое из этих изделий из на самом деле месопотамского происхождения. Отсюда следует сделать вывод, что и этот третий эпизод керамического контакта, как и первые два, стали непродуктивными в эволюционном смысле. И, наконец, четвертый «керамический контакт» который мы можем датировать серединой третьего тысячелетии до нашей эры, выявил типичные южно-месопотамские сосуды для хранения III раннего династического периода, найденные на острове Умм-Нар на Хили. Скорее всего, они были импортированы в юго-восточную Аравию и содержали какие-то жидкости, возможно, растительное масло, после чего были выброшены. Ни с точки зрения формы, ни по технологиям изготовления эти сосуды не оказали влияния на местные технологии. Конечно, тот факт, что некоторые из них попали в могилы - является интригующим. Это может быть указанием на то, что после очищения от их первоначального содержания они оказались не подходящими для местных утилитарных функций, но все же посчитались слишком экзотическими или символически ценными для того чтобы их просто выбросить. 

В Умм-Наре, месопотамские изделия располагались вместе с другой керамикой, некоторая из которых была импортирована с юго-востока Ирана (скошенные серая керамика), но а также типичная для "Умм-Нарского стиля" песчано-красноватая / оранжевая или небольшие черно-оранжевые изделия. Анализ показал, что последний две категории были сделаны из местной глины. Таким образом, все признаки того, что к середине третьего тысячелетия до н.э., соответствующего II-III раннединастическому периоду Месопотамии на территории юго-востока Аравии уже появились свои местные традиции.
Что могут означать эти замечания ? В сущности, они говорят о том, что более чем за 2000 лет контакта между народами юго-восточной Аравии и остальным миром, не удалось осуществить передачу технологий. Наличие убейдской керамики, глиняных изделий с юго-востока Ирана, изделий из Джамдет Наср и Раннединастических сосудов для хранения, не стали толчком для местных гончаров. Во многих других местностях Ближнего Востока можно четко увидеть эволюцию керамических изделий, начиная с неолита, однако в юго-восточной Аравии ситуация противоположная.

Джирофтская керамика и традиции Умм-Нара

Как уже отмечалось выше, очень много сходства между артефактами из могильников в Умм-Наре и находками на юго-востоке Ирана, впервые это было отмечено более сорока лет назад. Эти соответствия, сами по себе, говорят как минимум о наличии торговых связей. В конце концов, исследования показали, что черно-серая Аравийская керамика, была на самом деле изготовлена на юго-востоке Ирана. Действительно, материал, опубликованный Majidzadeh включающий в себя три черно-серых сосуда Бемпурского типа (рис. 10-12), на которых отображены
декоративные элементы (стилизованные пальмы, вертикально заштрихованной равнобедренные треугольники и т.д.), а также найденные изделия в Умм-Наре (гробница в Телль Абраге (рис. 13-14), и хотя образцы из Абрага не были проанализированы, все равно трудно не прийти к выводу, что они были импортированы.

ИзображениеС другой стороны, приземистые формы сосудов нехарактерные для остального Ближнего Востока, также появляются в местных изделиях из Умм-Нар, отсюда вполне логично вытекает, что это направление влияния происходило из Ирана на полуостров Оман, а не наоборот. Это, кроме того, поддерживается наличием в Джирофте целой коллекции черно-серых сосудов с короткими, диагональные штрихами и широкими полосами между двумя или тремя параллельными линиями на верхних частях этих изделий. Один из характерных образцов опубликован Majidzadeh (рис. 15), он практически не отличается от черно-оранжевых образцов Умм-Нарского типа из Джебель-аль-Эмалаха (рис. 16-17), можно привести также и другие примеры.

Кроме того, форма некоторых широких чаш из Джирофта (рис.18), стилистически схожа с материалом из Умм-Нара. На мой взгляд, также, два других черно-оранжевых образца из Джирофта (Рис. 19-20), аналогичны черно-оранжевым сосудам из Джебель-аль-Эмалаха (рис. 21), наверное, следует предположить, что последние могли быть также импортированы с юго-востока Ирана.

ИзображениеИзображение
Изображение

Заключение

Поразительное сходство между образцами с юго-востока Ирана и Умм-Нарским стилем керамики, давно подсказывает мне, что приток гончаров из первой области и стал причиной положившем начало керамическому производству на юго-востоке Аравии. Соответственно, анализ показал, что Мархаши оказали влияние на керамические традиции Магана, по крайней мере его западной части. Помимо этого, мы видим, что экспорт гончарных традиций, говорит о наличии торговли проходившей в районе Ормузского пролива, в доказательство этого, находятся все больше и больше гончарных изделий, явно имеющих следы иранского импорта, а также образцы выполненные из мягкого зеленого камня (хлорит). В то же время, образцы отдельных изделий очень схожих с Умм-Нарским типом, в настоящий момент найдены и на территории Мархаши (рис. 22).
Естественно, только последующий анализ сможет сказать, являются ли эти предположения правильными. Основной смысл этой статьи, однако, в том, чтобы подчеркнуть наблюдения, показывающие что керамическое производство на территории Омана, где зафиксировано достаточно мало образцов иностранного керамического импорта и нет никаких доказательств наличия предварительного производства, существовал, по всей видимости, лишь один внешний раздражитель - в виде гончаров из юго-востока Ирана.

Изображение
В, качестве постскриптума, немного информации о Мархаши.
Marhashi (Marhasi / Barashe / Warahshe)

Об этом государстве известно очень мало, ясно лишь то, что оно находилось к востоку от Элама и граничила с областью Аншан. Восточные границы Мархаши неизвестны, и даже его точное месторасположение является большим вопросом. В результате проведенных археологических раскопок в Джирофте было выдвинуто предположение, что, именно, здесь находилась столица этого древнего государства. Язык на котором говорили его жители, был лишь частично связан с эламским.

В двадцать третьем веке до нашей эры Мархаши (или Warahshe в более ранних записях) являлся основным противником аккадской империи, и, казалось, играл большую роль, чем Элам в этот небольшой промежуток времени. Возможно, непрерывные военные кампании Аккада, и привели к большей сплоченности Мархаши, и сыграли значительную роль в объединении этой страны, являясь оборонительной реакцией на давление Аккада. 

Изображение
Прото-эламская надпись найденныя в Джирофте, относится к периоду 3000-2500 г. до н.э.
Ниже краткая хронология этого государства

2550 до н.э. - Лугальаннемунду из Адаба расширяет шумерский контроль, включающий территории от Персидского залива и, по всей видимости, до областей Средиземноморья. Разбив гутиев, он противостоит царю Мархаши, Мигир-Энлилю, и оставляет посвятительную надпись описывающую эти события. В этой посвятительной надписи указаны имена 13 вождей оказавших сопротивления Лугальаннемунду: "Migir-enlil, ensi­ of Marhashi; Enlil-ezzu, ensi of [...]; SHESH-kel (?), ensi of Kel; Su-Anum, ensi of Kagalla (?); [...]-Ellum, ensi of Amdama; Ibi-mama, ensi of Ardama; Nurshu-eli, ensi of [...]; Adad-sharrum, ensi of [...]; Badganum, ensi of [...]; Zumurtanu, ensi of [...]; Rimshunu, ensi of [...]; Abi-han[ish?], ensi of [...]; and [...]-bi-maradda(?), ensi of [...].
Любопытно, что согласно этой сохранившейся фрагментарной надписи правителя из Адаба (она имеется в двух экземплярах сделаных уже в период правления Аби-Ешу (Abi-Eshuh) и Амми-Цадука (Ammi-Saduqa), он захватил "четыре четверти" мира - то есть, весь регион "Плодородного Полумесяца", от Средиземноморья до гор Загроса. В его государство входили такие области, как Элам , Мархаши , Гутиум , Субарту , "Cedar Mountain land" ( Кедровые горы - Ливан ), Амурру или Марту, "Сутиум" (?), и "Гора E-anna "( Урук с зиккурат ?). Согласно надписи, он "заставил чужеземцев регулярно платить ему дань, принёс мир (дословно, «заставил лежать на пастбищах») народам всех земель, построил храмы всем великим богам, востановил Шумер (в его прежней славе), правил всем миром" .

2300 до н.э. - о Мархаши говорится, как о доминирующей силе к востоку от Элама , в тот момент когда последний был завоеван Саргоном Древним.

2270 до н.э. - Вместе с Эламом, Сидгау, царь Мархаши участвует в восстании против аккадской империи. Римуш, правитель Аккада, повторно побеждает оба этих государства. 

2240? До н.э. - Мархаши объявляет о своей независимости от Аккада, вместе с Эламом , хотя, возможно, не сразу, так как вполне возможно, что он вновь был завоеван Нарам-Суэном. 

2210 до н.э. - Мархаши переходит границы Элама, на время, и объединяет усилия с последним, в борьбе с аккадской империей. Одно из сражений происходит в месте слияния Тигра и Диялы. Один из царей Мархаши выдает свою дочь замуж за правителя Аккада Шаркалишари или его сына Дуду, возможно для возобновления торговых и политических связей на западе. 

2060 до н.э. - На двадцать шестом году правления, Шульги из Ура сделал попытку создания альянса с Лайбонукшабаша, царем Мархаши. Он выдает свою дочь, Найломидашу, за последнего. Тем не менее, союз оказался недолговечен т.к. уже преемник Шульги, Амар-Син развернул военные действия против Мархаши, к тому времени там правил уже другой царь, Арвалукпи (Arwilukpi). 

2020 до н.э. - Ибби-Суэн упоминает о Мархаши, в связи с разграничением восточной границы в Эламе. 

1750 до н.э. - То же самое, несколько позже , происходит с Хаммурапи и Куригальзу II. В отличие от этого, Иллумутабил (Ilummutabil), правитель Дера, в своей надписи говорит о своей победе над Эламом, Мархаши и Симашки. После этого, Мархаши практически не упоминаются в Месопотамских текстах. Возможно, отсутствие упоминаний в клинописях по этой стране, имеет какие-то параллели с Мелуххой, последняя тоже пропадает из поля зрения. Но при этом, в текстах Амарны есть краткое упоминания о драгоценных камнях из Мархаши, в том числе о подарках, предлагаемых царю Митанни Тушрате, по случаю его вступления в брак.
Любопытны также и товары импортируемые из Мархаши в Шумер и Аккад: медведи, собаки, овцы, обезьяны, слоны, зебу, стеатит, хлорит, халцедон, сердолик, лазурит, лук или чеснок, лук-шалот.

Статью подготовил: ayoe

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.