Гардарика

Замечания по отношениям между Мари и Эблой


Археологические и эпиграфические документы, которые были найдены в ранних слоях древнего города Эбла, уже с момента их открытия помогли в изучении третьего тысячелетия до н.э. на территории Сирии. Большое количество из этих клинописных записей в настоящий момент доступно, с учетом, того что большая часть журналистской глупости написанной на эту тему ослабла, то теперь мы можем постепенно начинать разбираться в этих обширные текстах, найденных в Телль-Мардихе (Эбла). По последним подсчетам, мы имеем в распоряжении около 1650 полностью опубликованные табличек из Эблы, не говоря уже об отдельных отрывках которые цитируется в различных статьях и книгах. Общее количество извлеченных документов в пять раз больше. В этой статье я попытаюсь провести некоторые данные о связях между Мари и Эблой в третьем тысячелетии.

Piotr Michalowski(University of Michigan, Near Eastern Studies, Faculty Member)

Кроме того, предлагаю рассмотреть четыре вопроса:
во-первых, внутренняя хронология эблаитских текстов,
во-вторых, характер архивов,
в-третьих, географические горизонты этих документов.
И только тогда я перейду к четвертому, отношениям с Мари, по которому большая часть имеющегося материала была представлена, однако, в первую очередь необходимо пересмотреть некоторые основные проблемы в сохранившихся архивах. При этом в этой статье я обращусь к изучению архивов Эблы, а не поиску ссылок на Мари найденному в этих текстах.

I. Внутренняя хронология эблаитских архивов

Согласно первоначальной реконструкции Петтинато, эблаитские архивы возникли во время царствования пяти царей, охватывающий период около 150 лет. Имена этих пяти правителей: Игриш-Халам, Иркаб-Даму, Ар-Эннум, Ибриум, и Ибби-Зикир, и название EN, которое определяет должность этих лиц в качестве правителей, считается тождественным семитскому лексическому значению - malkum. Хотя отнюдь не столь очевидно, что название EN обозначает единственного правителя города Эбла. По правде говоря, при исследовании доказательств, которые собраны в поддержку этой реконструкции, возникают серьезные проблемы. Иркаб-Даму, упоминается как EN Эблы, только в одном тексте, в известном письме официального лица из Эблы в город Хамази. Много было сделано выводов из этого послания, но на самом деле оно малоинформативно, для способствования решения по этому вопросу, так как он стоит особняком, без какой-либо поддержки и исторических доказательств. ЕN Эблы, по имени Иркаб-Даму, неизвестен из других источников относящихся к городу Хамази. Конечно, можно предположить, что это текст являлся копией литературного письма, подобная традиция широко известна в более поздних Месопотамских источниках. В этом случае, однако, лица упоминающиеся в этом тексте, должны быть датированы временем более ранним. Первого известного правителя Эблы, Игриш-Халама, трудно туда поместить. Согласно Петтинато, он называется EN Эблы в двух текстах. Одна из этих табличек остается неопубликованной, другая теперь доступна в MEE 2 (№ 45). Текст гласит:

Obv. V 3. 1 ma-na a-gar5-gar7
4. ig-ri-is-ha-lam
Rev. I 1. en
2. eb-laki
3. na-ru
4. in
5. dis mu
6. du
II 1. irx-kab-du-lum
2. i-na
3. kak-mi-umki
4. simug-simug
5. na-ru

Я не могу делать категоричные выводы о переводе этого отрывка, но вовсе не уверен, что EN, в строке 1, на самом деле говорит о должности Игриш-Халама упоминающегося в конце колонки на V лицевой стороне этой таблички. На мой взгляд, более правильным будет чтение фразы, начиная со слова EN в качестве отдельного пункта ( EN Ebla…), а не как Игриш-Халам (Igrish-Halam, the EN of Ebla . .. ). Иркаб-Даму и Игриш-Халам по-видимому, упоминается вместе, в неопубликованных документах, которые, к сожалению, в настоящее время ещё недоступны. Ибриш-Халам упоминается вместе с Ибриумом в MEE2, 25, но опять-таки, нет никаких указаний на его титул. Согласно П. Маттиэ, чиновники которые упоминается в текстах Игриш-Халама, также отмечаются и в правление Ар-Эннума, но уже в царствование Ибриума таких упоминаний нет. Проблема в том, что опубликованные тексты, которые датируются временем правления Игриш-Халама, имеют определенные особенности, которые не позволяют их с уверенностью соотнести с этим правителем. То же самое относится и к его предполагаемому преемнику, Ар-Эннуму. Только один текст, MEE 2, 32 rev. xi 5-6, упоминает его имя как EN, и многочисленные ссылки на упоминание его имени в компании одной и той же группы чиновников. В одном тексте все эти лугали (lugal's) названы PA, или возможно ugula, у других отмечается название должности di-ku5, в традиционном переводе означающем - "судья". В данном случае, вполне возможно, чиновники которых мы обсуждаем, были фактическими правителями города, а, Ар-Эннум был просто одним руководящих членов администрации, и нет никаких доказательств, которые могли бы быть использованы, чтобы предложить, что он был единоличным правителем Эблы. Это, кажется, подтверждает ещё тот факт, что он действительно упоминается в текстах, которые приурочены к правлению его преемника, Ибриума. Именно поэтому, Петтинато был вынужден предложить маловероятный сценарий, в соответствии с которым царей Эблы избирали на семь лет, после чего они продолжали упоминаться в качестве почетных правителей. Отмечу что перевод "бывшие правители», используемый в современных изданиях административных эблаитских документах, в виде предоставления множественной формы en-en, выглядит полностью необоснованным. Ведь таким образом, мы подвергаем сомнению присутствие в архивах первых трех правителей; Игриш-Халама, Иркаб-Даму и Ар-Эннума.

Реконструкция города Эблы reconstruction of the city EblaЭблаитские документы, как правило, не содержат дат. В некоторые записях указывается в конце число лет, описываемых в тексте, но нет полной уверенности, в том, что некоторые из этих маркировок года, соотносятся ко всему тексту. Самый длинный промежуток времени указанный в одном тексте, охватывает 27 лет. У относительно небольшого количества текстов, имеются окончательные утверждения, которые могут быть интерпретированы как год-дата. Структура в этих разделах, начинаются с фразы «dis mu», напоминает, в некоторой степени, структуру характерную для староаккадских текстов, но стоит отметить, что ни одна из этих маркировок, так называемых год-дата, не упоминается более одного раза. Впрочем и в эпоху Саргонидов, а также в редких документах досаргонидского периода, используется «год-дата», точно так же, что отличает их от использования маркировок «дата-имя» в более поздних текстах. Тем не менее, в настоящее время нельзя быть уверенным, что эти обозначения означали на самом деле «год-дату» и, более того, даже если они могут быть использованы для датировок, нельзя установить политические события на их основе.

Исходя из этих фактов не ясно, как можно оценить продолжительность правления Ибриума и Ибби-Зикира. Одним из направлений исследований которые могут оказаться плодотворными в этом вопросе, является просопографический метод, исходящий из имен чиновников, которые упоминаются в текстах. Первые попытки такого исследования были предприняты Петтинато, который в своей книге описывающей эблаитские архивы, отметил, что все та же группа высокопоставленных чиновников появляется снова и снова в документах датированных правлением первых четырех царей Эблы, то есть, исходя из принятой реконструкции, временем царствования Игриш-Халама, Иркаб-Даму, Ар-Эннума и Ибриума. 

Хотя несколько других лиц, появляются и исчезают из записей, по меньшей мере девять высокопоставленных чиновников, имеющих титул в большинстве случаев лугаль, повторяются в этих текстах. Исходя из учета прогнозируемой средней продолжительности жизни в древности, а также учитывая тот факт, что ни в коем случае не следует считать что эти должностные лица были в одном и том же возрасте и начали свою карьеру в одно и то же время, маловероятным выглядит, что их полномочия могли совпадать в течение длительного периода времени. Не думаю даже, что активная карьера любого высокопоставленного чиновника могла бы, в среднем, продолжаться более двадцати лет. Скорее, наличие этих должностных лиц в текстах показывает о ещё более коротком промежутке времени, охватываемой документации. Принимая во внимание все эти проблемы, может быть полезным кратко упомянуть ситуацию встречающуюся в архивах III династии Ура, которые изучены лучше всего из официальных клинописных источников. Используя материалы собранные Томом Джонсоном и Джоном Снайдером, можно сделать вывод, что вряд ли какие-либо чиновники, могли занимать свою должность более двадцати лет, средний показатель оказывается намного ниже, но что еще более важно, когда наблюдается одновременно шесть или семь должностных лиц, то продолжительность их нахождения на этих должностях не превышает десяти лет. То же самое можно сказать и о правителях городов, большинство из них царствуют в среднем в районе 10 лет, и только Ур-Лиса, правитель Уммы, правил 23 года. 

Исходя из вышеизложенного исследования, предположение о том, что в эблаитских архивах имеются свидетельства о царствовании, по крайней мере, трех царей до Ибриума, уже можно поставить под сомнение. Просопографические доказательства, представленные здесь, еще больше укрепляют меня в этом. 

Дворец правителя Эблы, Palace of the ruler of EblaВопрос о пятом, и, видимо, последнем правителе из этого списка, Ибби-Зикире является ещё более трудным. Не так много текстов относящихся его правлению опубликованы на сегодняшний день. В соответствии с Арчи и Маттиэ, тексты это правителя Эблы, найдены в помещениях, L. 2875 и L. 2586 "Дворца G", большинство из них пока не опубликовано, они то и составляют всю основу информации об Ибби-Зикире. На данный момент, по этой причине, достаточно преждевременно высказывать сомнения по этому вопросу, единственно, следует отметить, что Ибби-Зикир уже был сорокалетним, когда стал преемником своего отца, Ибриума. Сын Ибби-Зикира, Тубу- Хадда, был уже взрослым во время правления Ибриума, так как он проходит в одном официальном тексте, в котором упоминается последний правитель. Ни один из аргументов, представленных здесь, сам по себе не является решающим, но в своей совокупности, показывает, что требуется радикальная переоценка датировок по эти архивам. Учитывая перечисленные мной аргументы, наиболее вероятно, что рассмотренные эблаитские архивы, не покрывают более чем одно поколение, или охватывают промежуток около тридцати лет. Хотя, на мой взгляд, короткая оценка выглядит еще более вероятной, которая заключается в том, что покрытие составляет не более двадцати, а скорее даже десять лет, хотя вполне возможно, что в некоторых случаях в архив включались и более старые записи. Подобная реконструкция не только лучше для существующих данных, а также более вероятна, с учетом сопоставления её с другими ближневосточными архивами, когда в связи с условиями их хранения, случайно сохранялись архивы охватывающие небольшой промежуток времени. Учитывая, что общее количество документов найденных в результате раскопок 1975-76 годов, в комнатах архива, не превышало 4000, то если эти тексты были написаны в течении десятилетнего периода, в среднем получается, чуть более одной табличке в день, вряд ли это слишком много.

II Содержание и характер эблаитских архивов

Теперь я хотел бы перейти от обсуждения хронологии табличек из Эблы, к содержанию и характеру восстановленных архивов. Когда тексты были впервые обнаружены, то первоначально считалось, что найденные таблички по своей сути являлись чем-то, вроде центральной царской библиотеки. Несмотря, что по сути, слишком мало аргументов для обоснования этого утверждения и недостаточно данных о содержании этих документов; так очень мало археологической информации, в каких слоях и в каких зданиях были найдены эти материалы, всё это не помогает подытожить и охарактеризовать эти таблички. Можно лишь предположить, что мы имеем дело с фрагментарной документацией, связанной с одной группой администрации города, имеющего титул EN. Это звание может означать, "один ответственный" и могло обозначать множество различных чиновников, которые так или иначе пока не определены. По крайней мере это, помогло бы объяснить многочисленные ссылки «Ebrium wa en», то есть Ибриум и EN, а также письма, адресованные от Ибриума к неназванным EN Существует мало определенности по этому вопросу, но пока я рискну сказать, что бремя доказательств должно лежать фактически на тех, кто предпочел, рассматривать существующие тексты как царские архивы и утверждать, что Ибриум и Ибби-Зикир, не говоря уже о других персонажах, были правителями этого города-государства. Размер восстановленных монументальных зданий имеет мало отношения к вопросу интерпретации политической организации Телль-Марди?ха в третьем тысячелетии. Другие поселения, такие как Мари, Терка, Телль-Лейлан в той же степени впечатляет своей монументальной архитектурой. Это не величие и уникальность, а просто состояние сохранности, что является наиболее важным аспектом в открытии Эблы.
Реконструкция города Мари,  reconstruction of the city Mary

III Географические горизонты эблаитских текстов

Третий вопрос, который хотелось бы обсудить в этой статье, это географический горизонт фигурирующий в эблаитских текстах. Из сотни, возможно тысячи географических названий, упомянутых в этих табличках, только горстка может быть отождествлена с какой-либо определенностью. Между тем, наши знания об этих местах, очень важны, особенно в свете частоты упоминаний, ключевыми населенными пунктами являются; Эмар, Туттул, Какмиум, Мари, Гасур (позже Нузи), и, наконец Киш. Известно, что Эмар, это современный Мескене (Meskene) на Евфрате, Туттул место поклонения культу Дагана на Balikh, Какмиум был расположен на востоке от реки Тигр или на её берегу. Мари не требует комментариев, последние два места в этом списке, Гасур/Нузи и Киш, находились в центральной и северо-восточной Месопотамии, и часто их названия использовались в качестве примера о наличии далеких контактов правителей из Эблы. Но Гасур, как это продемонстрировал Эдцард, не может интерпретироваться как «ga-sur», а должен быть прочитан как «ga-KAM». Ситуация с Кишом ещё сложнее, большинство ссылок о Кише были собраны в недавней статье Арчи, тщательный анализ отрывков этих текстов выявил некоторые тревожные подробности. Рассмотрим факты, Дети лугаля Киша обеспечивались пайками и подарками, аналогичными которые предоставлялись лицам из небольших городов в непосредственной близости от Эблы. Также, в некоторых текстах чиновникам имеющим отношение к Мари, предоставляются товары при их путешествии в Киш. В других текстах Киш и Мари тесно связанны, и ясно что выезжая из Эблы они посещали оба места. Но самым главным ключом, который поможет точно узнать о расположении Киша, является тот факт, что во многих случаях, это место указывается в паре с Na-gar3ki. Город с таким названием, вероятно находился в окрестностях Kahat, в районе Хабура, и хорошо известен из других источников. Учитывая всю эту информацию, я считаю что следует локализовать местонахождение города Kish ki,где-то в районе Хабура, чем выдвигать версию о неизвестном городе Нагар, находившемся на территории Аккада и имевшем обширные контакты с Сирией в середине третьего тысячелетия до н.э.. Следует добавить, что несколько доступных фотографий текстов, рассказывающих об этом Кише, подтверждают, что имя этого города действительно была написана Киш, идентично клинописным надписям аккадских текстов упоминающих шумерский Киш. Тем не менее, я думаю, что Киш эблаитских текстов, не имеет отношения к городу, который располагался в Аккаде. Возможно, последнее замечание имеет лишь косвенное значение, но стоит отметить, что в соответствии с маршрутом в старовавилонский Эмар, упоминается Киш в районе Хабура. Я должен подчеркнуть, однако, что, хотя у меня есть определенные оговорки в отношении идентификации города Kish ki в административных документах Эблы, это не означает, что я сомневаюсь в возможности культурных и экономических контактов между Эблой и Кишем располагавшемся в Аккаде.

Убрав Гасур и показав имеющиеся сомнения в отождествлении аккадского Киша в документах Эблы, сейчас мы находимся в состоянии обеспечить грубую оценку контактов администрации этого города, представленных в её архивах. В дополнение к большому числу поселений в окрестностях Эблы, следует добавить упоминания городов в треугольнике от Хабура коридором вдоль Евфрата, и доходящего до Ашшура, и Какмиума; то есть основная масса всех населенных пунктах, расположенных вдоль главных торговых путей из Сирии в Северную Месопотамию. Следует подчеркнуть, однако, что практически невозможно в настоящее время точно определить природу этих контактов и, следовательно, в настоящее время мы знаем только относительное положение в Эблы, но абсолютно неизвестна их политическая, военная и экономическая зависимость от этого города.

Я хотел бы резюмировать исходя из вышеизложенного, что эблаитские архивы покрывают лишь одно поколение в своей административной деятельности. Записи в эблаитских документах ограничивают географический горизонт простирающийся на северную Сирию до района Хабура, Евфрат с коридором до Мари и отдельные города дальше на восток. Именно, в этом контексте можно перейти, к обсуждению некоторых вопросах, относящихся к городу-государству Мари.
Карта средней Азии irst Eblaite Empire

IV Мари и Эбла

Мари, вместе с Какмиумом и Мануватом (Manuwat), один из трех наиболее часто встречающихся топонимов в текстах Эблы. Практически невозможно, и, вероятно, совершенно бесполезно, перечислять и анализировать все имеющиеся ссылки на людей и товары, поступающие «из» или «в» Мари. Вместо этого я сосредоточусь на нескольких центральных вопросах, которые должны быть обсуждены, прежде чем мы будем строить основу для будущего исследования по данной теме. Эблаитские тексты сохранили имена девяти человек, которые, согласно данным современной науки, были правителями Мари. Ниже приводится список этих "царей", как это предполагается в статье А. Арчи (Archi, Mari.). Многие из этих лиц, упомянуты в хорошо известном письме Энна-Дагана к EN Эблы,

Sa'amu+ en
Ishtup-Shar+ lugal
Iplul-Il 1 en. lugal
Nl-zi lugal
Enna-Dagan’ 1 en, lugal
Ikun-Shar en
Igi lugal
Hida'ar lugal
Shura lugal (?)

[+ = Упоминается лишь в письме Энна-Дагана, 1 = упомянутых в письме Энна-Дагана.]
Я снова должен частично обойти вопрос о значении слов EN и Лугаль, и приступить к анализу данных, без какого-либо ущерба на эту тему. Если архивы Эблы не распространяется более чем на одно поколение, то было бы странно ожидать, что в них можно найти сведения о девяти правителях города Мари. Два первых царя, отмеченные знаком «плюс», встречаются только в письме Энна-Дагана и могут относиться к лицам, которые правили до фактического периода, по которому сохранились архивы. Но все еще остается семь лиц, обозначенных как EN или Лугаль в административных документах. Анализ этих текстов показывает, что ситуация достаточно сложная, и следует подождать предварительного исследования по статье Арчи. Можно предположить, конечно, что каждый из этих людей правил в течение короткого промежутка времени или, что многие, если не все из них, были современниками и, что город мог иметь более одного EN и, возможно, более одного Лугаля в то время. Я должен здесь отметить, что по меньшей мере в четырех различных текстах говорится о двух EN из Манувата (существовавших одновременно?)(ARET 3, 271 iii 2'-3' and 338 i 5'-6'.). В другой табличке, только частично опубликованной, говорится о неопределенном количестве EN из города Арми (смотреть, nig-ba en en ar-miki, in TM.75.G.10188 obv. ix 7-11, Archi, Mari 134.). Если эти люди действительно были современниками, то в этом случае вполне возможно, что письмо Энна-Дагана не не относится к описанию прошлых исторических событий, а рассказывает о нескольких военных кампаниях со стороны Мари, относящихся по времени к датировке архивов Эблы. Согласно этой гипотезы, мы должны включать сюда первых двух "правителей" из списка, Sa'amu и Ishtup-Shar, которые упоминаются только в тексте Энна-Дагана, среди EN и лугалей Мари. Несмотря на то, что достаточно заманчиво предположить, что все эти должностные лица являлись современниками, существуют данные, которые могут противоречить этой реконструкции. Так согласно сведениям опубликованным А. Арчи в SEb 4 (1981) 132-133 (TM.75.G.1953), имеются записи целой серии сделок помеченных как nig –ba’s, это слово традиционно переводится как "подарок", от- или -к лицам, связанным с городом Мари. Структура текста состоит из трех разделов, в каждом из которых существует последовательность nig –ba’s от- или -к лицу, ab x is.ab x as, из Мари, и e-gi4-maskim.e-gi4-maskim Мари. Первый конец двух разделов с пунктом, который начинается с UD.UD, возможно, означает "во время", или просто"когда". Схематическая структура части текста, которая представляет интерес здесь может быть представлена следующим образом:

A. ip-lul-il lugal ma-riki in UD.UD ip-lul-il lu[gal] m[a]-r[ki]
B. NI-zi [l]ugal [ma-riki] in UD.UD NI-Zi
C. en-na-da-gan

Исходя из этого текста можно предположить, что NI-ZI говорит о Iplul-il как Лугале Мари и что Энна-Даган еще не Лугаль на момент этой сделки. Соответственно, можно было бы интерпретировать о порядке правления лугалей Iplul-il и Enna-Dagan в одноименном письме, в качестве доказательства для аналогичных интерпретаций; Iplul-il в этом случае был бы первым EN, а только потом лугаль, а Энна -Даган был только EN, на момент составления письма. Есть, однако, некоторые сомнения по поводу этой реконструкции. Как и в случае с предполагаемыми правителями Эблы, мы находим, что те же должностные лица упомянутые снова и снова вместе, в этих табличках, и имеют должность EN и лугаль Мари. Ниже я попытался систематизировать данные этих клинописных табличек.

Изображение

Как легко увидеть, существует много перекрытий между имена этих чиновников, встречающихся в текстах, где упоминаются NI-zi, Iplul-il, Enna-Dagan и Hida'ar. К сожалению, некоторые тексты, в которых содержатся ссылки на этих правителей Мари, имеются только в работе Арчи и опубликованы не в полном объеме, и поэтому не могут быть использованы в данном исследовании. Прежде чем оставить эту тему следует сказать, о трех других правителях Мари. Igi свидетельствуется только один раз, как Лугаль этого города, но ничего нельзя сказать о документе, поскольку он остается неопубликованным. Ситуация с Ikun-Shar, ещё более неопределенная, поскольку существует только одно упоминание о его пребывания на посту EN.

Последний правитель в списке, Shura, может и не существовал никогда. Ведь версия о его существовании, на самом деле, исходит из общепринятого мнения, что Мари было завоеван Эблой, и что сын Ибриума вступил на престол в Мари. Но, во-первых, нет абсолютно никаких признаков какой-либо военной кампании, успешной или нет, Эблы против Мари. Во-вторых, сын Ибриума, который якобы стал правителем Мари, имел имя Shura-Damu, и вряд ли можно считать, что Shura и Shura-Damu, было одно и то же лицо. Но ситуация в том, что есть все основания подозревать, то что не существовало правителя Мари, под именем Shura, Единственным аргументом использующимся в качестве свидетельства о реальности его исторического существования, является маркировка "год-дата" с указанием di? mu ?u-ra lugal ma-riki. Хотя моделей подобных года позволяют предположить, что ?u-ra - имя , но нет определенной уверенности, что в данном случае указано именно имя, в виду незнания нами формул маркировки года. Гораздо более важно, представляется то, что элемент ?u-ra упоминается в различных контекстах, и что гораздо более вероятно, его следует интерпретировать не как имя собственное, а как глагол, или самое большее как отглагольное существительное.

Таким образом у нас остаются четыре или шесть человек, которые, возможно, были царями, но что более вероятно, просто важными высокопоставленными лицами города-государства Мари. Один из них, Iplul-il, является бесспорно важной персоной, имеющим звание лугаля Мари, и известен нам также по статуе, найденной в досаргоновском слое города Мари.
Закончив с высказанными мной предположениями, которые должны быть приняты во внимание в будущих исследованиях исторических и экономических отношений между городами-государствами Сирии и Северной Месопотамии в середине третьего тысячелетия до н.э., сейчас я думаю, следует от общих деталей, рассмотреть эти проблемы в широкой плоскости.

V. РЕЗЮМЕ И ВЫВОДЫ

Муза Ассириологии – описывает лишь отдельные моменты, и эта муза также управляет анализом всей ближневосточной истории. Исследование этой истории в настоящее время связывается только отдельными фактами, поэтому французские историки дублировали "l'histoire evenementielle," («Историю событий») в последние годы, из-за всё возрастающего интереса к работе таких ученых как Braudel и Ladurie, понятие "la longue duree," («долгосрочная перспектива») начала применятся в ближневосточных исследованиях.

Понятие "la longue duree" было популяризировано Фердинандом Броделем; в прошлом десятилетии, однако, имелась тенденция изменить этот подход, в пользу того, что Ле-Рой Ладури назвал structureevent-процедурой структуры и расследованием "столкновения между случаем и структурой, несчастным случаем и потребностью" в истории. История Сирии и Северной Месопотамии могла бы быть описана этими словами. Традиционно, однако, многие исследователи очарованный случаем, а не структурой, имела тенденцию изобретать и оценивать слишком высоко определенные исторические моменты. Один такой случай - роль Саргоновской династии в развитии политических структур в Сирии. На мой взгляд, мы слишком сильно акцентируем роль военных кампаний Саргона и Нарам-Суэна на севере и северо-западе от Месопотамии. На самом деле, это последствия древней пропаганды таких царей как Саргон и его преемников. Зараженные этими примерами, современные археологи, которые вели раскопки в Сирии не захотели, чтобы их оставили позади и придумали несуществующую империю, которая по образцу пропагандистского видения месопотамских государственных деятелей, до сих воздействует на современные взгляды. Существующие данные, однако, не предполагают наличие какой-либо империи или крупного государства, в третьем тысячелетии до н.э. в Сирии. Ряд городов-государств, расположенных на большем расстоянии друг от друга, чем те которые располагаются в южной Месопотамии; их историческое и политическое развитие, в значительной степени независимое от их соседей в Шумере и Аккаде, присутствие гарнизона Нарам-Суэна в Tell Brak и возможно в нескольких других городах этого региона, нескольких изображений побед, это всё что мы имеем.

В действительности, события которые навсегда изменили политический баланс в этом регионе, произошли не от военных кампаний аккадского царя, а от более сложной серии событий, которая завершились разрушением Мари и Эшнунны войсками Хаммурапи. После этого события, смещается равновесие сил в пользу запада, почти с одновременным уменьшением значения центров в восточной и центральной части Сирии и Северной Месопотамии. Другие силы, появились, в том числе, уже и после распада старовавилонского царства, и достаточно важные изменения происходили в Леванте. Описанные выше события, несомненно, превосходят предполагаемые акты правителей Эблы и Аккада. На самом деле действия Хаммурапи были, и имели долгосрочные последствия для истории Сирии с увеличением количества городов-государств в этой области. Так же и, эблаитские архивы не обеспечивают доказательства обширности империи с центром, в Эбле. Они гораздо более интересны тем, что дают нам представление, хоть и краткие, для дальнейшего создания прочного фундамента и структуры ситуации в этом регионе.

Текст данного исследования напечатанный здесь, имеет почти такой же вид, каким он был зачитан на конференции "Мари: первые пятьдесят лет" в Чикаго 1 февраля 1983 года; некоторые изменения были внесены, и примечания и ссылки добавлены т.к. ко времени написания этого эссе я имел возможность кратко обсудить некоторые проблемы затронутые здесь с профессорами Альфонсо Арчи и Джованни Петтинато. Они оба заверили меня, что имеется достаточно много неопубликованных документов из Эблы, которые при публикации могли бы опровергнуть многие из моих претензий. У меня нет сомнений, что это вполне может быть правдой, я решил опубликовать этот анализ в своем первоначальном виде, поскольку этот вопрос относится к методу интерпретации документов, а не является обсуждением информации о политической и экономической структуры Эблы в третьем тысячелетия до н.э., ведь на сегодняшний день, доводы моих оппонентов не могут быть подтверждены на основе имеющихся в настоящее время доказательств.

Статью подготовил: Абакумов Д. А. (Ayoe)