Гардарика

Династии Элама


В этой главе будут рассмотрены две области Ирана – центральный Фарс и Хузистан, в частности археологические городища Телль-Бакун ( в 3 км. к югу от Персеполя), Телль-Мальян и Сузы существовавшие в пятом тысячелетие до н.э.. Основанием для рассмотрения этих городищ, является далеко не твердое убеждение, что население этих областей, может быть предками эламитов. ( Археология Элама - Д.Т. Поттс/The he archaeology of Elam formation and transformation of an ancient iranian state - D.T. Potts)

Д.Т. ПоттсДинастии Элама

В работах посвященных истории такого древнего государства как Элам, необходим обзор всех данных о том, что предшествовало этому. Ответ на подобные вопросы зависит от того, существовали ли связи между жителями раннего палеолита или неолита с эламитами. Позицию которую я занимаю здесь, это то, что охотники-собиратели позднего плейстоцена жившие на территории Загроса, возможно, биологически или культурно связаны с более поздними эламитами, но определить это сейчас, не представляется возможным. Но так как эта книга посвящена Эламу, а не его иранской предыстории, поэтому большая часть археологических культур, которые предшествовали эламитам на юго-западе Ирана, не будет здесь обсуждаться. Сразу же возникает вопрос, как далеко во времени мы должны искать, если главной нашей целью является понимание генезиса или этногенеза Элама ?

Сузы современностьВ этой главе будут рассмотрены две области Ирана – центральный Фарс и Хузистан, в частности археологические городища Телль-Бакун ( в 3 км. к югу от Персеполя), Телль-Мальян и Сузы существовавшие в пятом тысячелетие до н.э.. Основанием для рассмотрения этих городищ, является далеко не твердое убеждение, что население этих областей, может быть
предками эламитов. Вопросы возникающие при изучении Элама, когда он впервые появляется в исторических документах, необходимо решать, в контексте аргументов касающихся заселения городища Сузы, или происхождению самой ранней системы письма в регионе и его отношения к более позднему эламскому письму. Несмотря на существования значительного количества литературы посвященной протоэламитам, использование этого термина представляется неправильным т.к. надо смотреть на определенные аспекты конца четвертого тыс. до н.э. в Фарсе и Хузистане. Так как, общий вывод заключается в том, что мы не вправе пока видеть прямую связь между протоэламской культурой и эламитами, тем не менее следует рассмотреть всё что мы знаем о сузах конца четвертого тыс. до н.э., правда в плоскости того, можно ли считать жителей Суз и Фарса с 3000 г. до н.э. эламитами или нет.

-V-

Династия из Симашки

Границы династии СимашкиПосле правление Кутик-Иншушинака, последовал период возобновления месопотамского контроля над Сузами: на этот раз со стороны династии родоначальником которой стал Ур-Намму из Ура, так называемая III династия Ура, правившая около 2100 года до н.э.. Помимо контроля над Сузами, длившегося почти столетие, правители III династии Ура вступили в отношения с другими государствами иранского региона, такими как Аншан и его соседями, через династические браки с местными элитами.
В текстах начиная с середины и до конца III династии Ура, прослеживается то, что новые районы на западе Ирана были на подъеме, речь идет о области Симашки, всё это является реакцией на политическую агрессию со стороны Месопотамии. Поэтому представляется важным исследовать Элам в целом, и Симашки в частности, в их роли в событиях связанных с падением III династии Ура, произошедшим ок. 2000 года до н.э.. Особенно вклад Киндатту, шестого царя, упомянутого в списке из Авана и Симашек, найденного в Сузах. Симашское влияние на фоне развала Ура в то время, достаточно трудно оценить точно, из-за незнания точных границ Симашек, ведь пока невозможно указать конкретные археологические городища в Фарсе и Хузистане, которые могут быть связаны с Симашками, но важно помнить политическую историю того периода, оценивая археологический материал. Важно также иметь в виду, что сложно уяснить какой вклад внесли жители Иранского нагорья или низменности в те или иные темные политические процессы того времени.

-VI-

Великие правители Элама и Суз

От эпохи Симашки, мы переходим к периоду Суккаль-Махов, древнее название из Месопотамии, которое было интерпретировано в иранском контексте. Ситуация с преобразованием царской династии из симашек, в сузианскую династию суккаль-махов, до сих пор остается неясной: известно одно, при суккаль-махах, особенно в конце девятнадцатого и в начале восемнадцатого века до н.э., престиж и влияние Элама на территории всей Западной Азии был беспрецедентным. Распад III династии Ура, подтолкнул к подъему династии двух городов в южной Месопотамии Исина и Ларсы. Роль Исина была наибольшей в первые три четверти двадцатого века до н.э., и это был период когда эламиты потерпели ряд политических и военных неудач. Но начиная с конца двадцатого века до н.э., власть Исина уменьшилась, впрочем как и Ларсы, и эламиты приобрели существенное влияние на государство Ларса. В конечном итоге, как мы увидим, Элам превратился в крупное и влиятельное государство, и многочисленные торговые и дипломатические отношения связывают его с Ассирией, Вавилоном и другими соседними регионами, такими как Эшнунна ( в современном бассейне реки Дияла), Мари (на Ближнем Евфрате в Сирии), часто это были непростые союзы, которые в итоге развалились. Торговые контакты на западе, были связаны с необходимостью поставок олова, распределение которого в Сирии и Палестине, шло через Мари. Элам также участвовал в торговле с Дильмуном (Бахрейн), Маганом (Оман) в Персидском заливе, а также с богатой на ресурсы областью Бактрия на севере Афганистана/юге Узбекистана, всё это задокументировано в этот период. В то время как археологические свидетельства этой эпохи в большом количестве отмечены в Сузах, а также в равнинах в северной и восточной части Хузистана, но в Фарсе т.е. в горных районах, археологических свидетельств этого времени мало, хотя самые важные присутствуют. В конечном итоге Хаммурапи из Вавилона, положил конец росту политического значения Элама, и превратил его в региональную державу.

-VII-

Царство Суз и Аншана

После окончания правления династии Суккаль-Махов, наступил среднеэламский период истории. Его как правило датируют 1500-1100 гг. до н.э., к сожалению информация о переходной фазе этого отрезка времени, достаточно скудна. Принято выделять три фазы, каждая из которых, отмечена различными династиями, названными в честь их основателей или наиболее значимым лидером (таким образом, выделяют Кидинидов, Игехалкидов и Шутрукидов). Этот период, когда правитель Элама носил официальный титул "царь Суз и Аншана", как это указывается в аккадских текстах, или "царь Аншана и Суз", в соответствии, со свидетельствами эламских источников.
- Первый этап (Среднеэламский I, 1500-1400 г.г. до н.э.) отличается не только большим объемом информации в основном из Суз, но и целым рядом документов из Хафт-Тепе, о царе по имени Teпти-ахар. 
- Второй этап (Среднеэламский II, 1400-1200 г.г. до н.э.) характеризуется браками с правящей династий Касситских царей Вавилонии. Это было также временем, правления одного из самых известных эламских царей, носящего троное имя Унтар-Напириша (досл. «Мне помогал великий Бог»), им был основан новый город-резиденция Дур-Унташ (ныне городище Чога-Занбиль), с огромным религиозным комплексом, имевшим вид ступенчатой башни храма или зиккурата: в этом храме божествам гороной части страны, поклонялись также, как и божествам низменной. Большой объем информации по этому времени, сохранился также в Сузах.
Шутрук-Наххунте I- Третий этап (Среднеэламский III, 1200-1100 г.г. до н.э.) характеризуется ниспровержение касситов, которое осуществил один из самых ярких царей в истории Элама - Шутрук-Наххунте. Это, именно, он, после завоевания южной Месопотамии, перенёс в Сузы такие значительные памятники, как «Кодекс законов Хаммурапи», победную стеллу аккадского царя Нарам-Суэна, а также множество других произведений месопотамской скульптуры, в качестве добычи захваченой в ходе его победной кампании в 1158 году до нашей эры. Помимо этого, Шутрук-Наххунте, а также его сын и преемник, Кутир-Наххунте, установили еще большее наказание для своих западных соседей, удалив все важные культовые статуи Мардука из Вавилона. Кроме того Кутир-Наххунте и его наследник, Шилхак-Иншушинак, осуществляли широкие военные кампании, особенно в восточных и северо-восточных районах Месопотамии. Важные археологические находки относящиеся к Среднеэламскому периоду III, были сделаны в Талли-Мальяне (Тепе-Мальян) в Фарсе, а также в Бахтиярских горах, они добавили ещё некоторый объем информации, к нашему к нашему пониманию о политической системе и религии Элама. Есть ещё целый ряд важных объектов, на которых пока не производились археологические раскопки, они располагаются не только в Фарсе, но и в Хузистане, на них были обнаружены кирпичи с эламскими надписями, которые часто отмечают культовые сооружения посвященные тем или иным божествам. 

Согласно месопотамской литературной традиции, конец Среднеэламскому периоду положил Навуходоносор I (1125-1104 до н.э.), четвертый Вавилонский царь из южной династии Приморья (термин, который относится к болотистым областям на югеИрака), он отомстил за уничтожение Кутир-Наххунтой статуи Мардука, завоевав Элам. Таким образом завершился важный этапом в истории этой страны, отмеченный единством горной её части, носящей название Аншан и равнинной, центром которой были Сузы, что не только было отражено в титулатуре эламских царей, но и показал богатый археологический материал дошедший до нас из Суз, Талли-Мальяна, Куль-эль Фараха, Чога Занбили, Хафт-тепе. От этого периода, до нас дошло наибольшое количество сведений об этой стране: об особенностях эламской религии, и о том видном месте в политической истории региона, когда Элам расширил свое влияние за пределы современного Ирана. К сожалению, нам не достает синхронизмов, между поздними Суккаль-Махами и Вавилонской исторической хронологией, а также не хватает дат которые можно было бы установить с помощью радиоуглеродного анализа, из-за этого трудно проследить окончание эпохи Суккаль-Махов, и начало Среднеэламского периода (рис. 7.1). По большей части этот вопрос лежит в области догадок, но предположительно охватывают весь диапазон времени от 1600/1500 до 1300/1200 г.г. н.э. Несколько лет назад Столпер утверждал, что, если учесть, по крайней мере, пять правителей, которые правили вслед за Кук-Нашуром II, современником Амицадуки Вавилонского (1646-1626 до н.э.), то «династия Суккаль-Махов поэтому, безусловно, правила в семнадцатом и вероятно также в шестнадцатом, а возможно, и в начале пятнадцатого веков до н.э. "(Картер и Столпер 1984: 32). Десять лет спустя M.-Д. Стив использовал доказательства, основанные на анализе эпиграфических свидетельств Ville Royale XII, как уже отмечалось в предыдущей главе, здесь следует остановится на следующих моментах (Стив 1994: 28):
1) Учитывая синхронность между Аммицадукой и Кук-Нашуром II (Валла 1993b), середину царствования последнего, можно с большой степенью уверенности отнести к 1620 г. до н.э.
2) После Кук-Нашура нужно учитывать по крайней мере четырёх правителей, Кутузулуш II, Тан-Ули, Teмпти-Халки и Кук-Нашур III, до появления Кидину и новой династии (Среднеэламский I)
3) Поэтому можно выделить отрезок времени от 1620 до 1500 до н.э. для последних из Суккаль-Махов.

Как отмечалось в 6 главе, Ville Royale XII содержаться таблички с печатью Кук-Нашура III (IV?), иконография которых чрезвычайно напоминает, другого из последних Суккаль-Махов - Тан-Ули. Кроме того, эти печати, имеют сходные характеристики их производства с текстами отмеченными печатью Кидуни, первого "царя Суз и Аншана", и основателем, новой, пост-суккаль-махской династии. Таким образом, независимо от абсолютной даты, и при отсутствии грубых стратиграфических противоречий в A XII, нет временного разрыва при смене последнего существовавшего суккаль-маха и первого среднеэламского правителя. Тем не менее, различия в титулатуре четко показывает, что основные относились к династическому характеру. В какой степени эти изменения связаны с событиями вокруг, остаётся пока неясным. Некоторые исследователи указывали на рост царство Митанни при Сауссадаттаре в период 1500-1450 г. г. до н.э., и на его завоевание Ассирии (Стив, Гаше и Мейер 1980: 91), но то как это могло повлиять на окончание эпохи суккаль-махов оценить трудно. Заманчиво, конечно, связать мрачные страницы истории Элама с описаниями в вавилонской хроники, в которой сообщается, что Эйягамиль, одиннадцатый и последний царь первой династии Приморья, пошли на Элам (Бринкман 1968: 150), после чего Улама-Бураш (Улам-Буриаш), брат Касситского царя Каштилиаша, "завоевал Приморье и стал его правителем" (Бринкман 1976: 318). Термином "Приморье" обозначается область южной Месопотамии в значительной степени состоящая из болотистых земель южнее Ура (Бринкман 1993a). Цадок предполагает, что Эйягамиль на самом деле бежал вследствие касситского завоевания (Цадок 1987: 13), в то время как становится ясно из Хроники, что завоевание последовало за отбытием Эйягамиля. В любом случае, интересно, как отмечает Цадок, что четвертый и пятый цари первой династии Приморья - Ишкибал и Шуишши – имели имена которые «возможно, эламского происхождения»(Цадок 1987: 25, п. 51). Хотя принятие связи между династией Приморья и одного или нескольких знатных эламский семейств интригует, но пока еще слишком рано делать выводы, о том насколько тесными могли быть отношения между Эйягамилем и Эламом, и могли ли они повлиять на судьбу последних из суккаль-махов. На основе широких линий династической преемственности, Среднеэламский период может быть разделен на три этапа:
Среднеэламский I (ок. 1500-1400 г.г. до н.э.), чьи правители иногда называется "Кидинидами" по имени первого правителя этого периода Кидину; 
Среднеэламский II (ок. 1400-1200 г.г. до н.э.), как правило, называют периодом "Игехалкидов" по имени Игехалки, основателя династической линии из десяти правителей; 
Среднеэламский III (ок. 1200-1100 до н.э.), период "Шутрукидов", названный в честь одного из самых могущественных правителей того времени, Шутрук-Наххунте I (Валла 1994: 13-14).

Среднеэламский I (ок. 1500-1400 г.г. до н.э.)

Первая реально известная династия начинается с середины Среднеэламского периода с правителя Игехалки, ок. 1400 г. до н.э. (Среднеэламский II), но до него мы должны поставить пять правителей, ни одного из которых невозможно с уверенностью считать, связанным с последующими. Все, кроме одного из этих правителей носили титул "царь Суз и Анзана", последний один из вариантов написания Аншана. Очевидно, что этот титул напоминает, тот же что носил один из суккаль-махов Симашки Эпарти который называл себя "царем Аншана и Суз". Неясно, является ли перенос двух топонимов в названии значимым. Е. Кинтана предположил, что правители носившие титул "царь Суз и Аншана" правили только в Сузах, в то время как правители с титулом "царь Аншана и Суз", правили только в Аншане (Кинтана 1996c), но Валла показал, что это было не так, указывая, что
"царь Суз и Аншана", засвидетельствованно только в аккадских текстах, в то время как "царь Аншана и Суз" упоминается исключительно в эламских документах, как если бы авторы этих надписей были более привлекательны для той или иной области, в зависимости от целевой аудитории (Валла 1997b). Как бы то ни было, Аншан, конечно, был менее значим в этот период, чем Сузы и других города в Хузистане. Правление пяти Кидинидов, достаточно известно, но мы должны кратко их представить, начиная с царя чье имя носит эта династия, порядок их царствования, был недавно предложен Ф. Валла (Валла 1994 года:13; в качестве альтернативы, см. Стив, Гаше и де Мейер 1980: 78). 

Царь Кидину известен только по табличке (TS.XII.13), упомянутой выше, которая является его цилиндрической печатью, определяющей его как "Кидину, царь Суз и Анзана, сын Адад-шурру-рабу (dIM.SAR.GAL), слуга Бога, Киририша? (Амиет 1980c: 139,нет. 11). На сегодняшний день, надпись на печати Кидину, является наиболее ранним документом где использована логограмма ESSАНА для аккадского слова sarru, т. е. царь (Steve, Gasche и де Мейер 1980: 93).  Тан-Рухуратер II, очевидно, носил такое же имя как восьмой правитель Симашки (см. Глава 5). Он тоже, известен только по тексту с цилиндрической печати в частной коллекции, легенда напоминает ту же, что и на печати Кидину, называя его "царь Суз и Aнзана"(Стив, Гаше и де Мейер 1980: 83, 95, р IV.2.). Человек по имени Шалла упоминается без титула примерно в двенадцати текстах, которые первоначально якобы приходят из Маламира в горах Бахтиарии к востоку от Сузианы, но более вероятно, на просопографических основаниях выводить их Хафт-Тепе (Столпер 1987-90: 280; Глашер 1991: 117, однако в этом не уверен), тогда в ином случае имя Шалла известно только из одного юридическом тексте найденом в Сузах (Глашер 1991: 117). Несмотря на отсутствие царского титула, большинство исследователей согласны в признании Шалла как вероятного, "царя Суз" из-за того, что его имя присутствует в шаблоне присяги используемой в юридических документах наряду с богом Иншушинаком, точно так же, как впоследствии имя "царя Суз" Темпти-ахара (Стив, Гаше и де-Мейер 1980: 96). Было высказано предположение, что Шалла, возможно, был "непосредственным предшественником Темпти-ахара "(1987-90 Столпер: 280, см. также Стив, Gasche и де Мейер 1980: 96).

Темпти-ахар и Иншушинак-шар-илани (по-аккадски, или Иншушинак-сункир-наппипир по-эламски), оба известны из надписей на кирпичах найденых в Сузах в начале этого века. В обнаруженном торговом тексте из Суз (МДФ 23:. 248, № 18), содержится присяга: "Может Иншушинак жить вечно, может Темпти-ахар процветать" (Райнер 1973b: 94). Tемпти-ахар также упоминается в примерно пятидесяти пяти текстах из Хафт-Тепе, расположенного в 10 км к юго-востоку от Суз, где на оттисках цилиндрических печатей его именуют как "царь Суз и Aнзана, слуга Киририши и Иншушинака" (Гласснер 1991 года: 111), а на стеле найденной там же, он назван просто как "царь" (Райнер 1973b: 89, L.27). Наконец, Тепти-ахар упоминается на одном из текстов из Маламира (Scheil 1902: 191, нет. 15; 1930: 76; см. также Glassner 1991: 117; Столпер 1987-90: 280), где одна из сторон в сделки принимает "присягу Темпти-ахару и Иншушинаку" (Райнер 1973b: 94).

Что касается Иншушинак-шар-илани, он был также известен ещё с начала века, по дошедшим до нас надписям на двух десятках кирпичей и найденных в Сузах; в них сообщается, что он реконструировал храм Иншушинака, построенный как очевидно одним из его предшественников суккаль-махом Темти-халки, когда он начал разрушаться: "он снял то, что было (сделано из) засохших кирпичей и построил рядом с ним (т.е. заменил его) из жженого кирпича" (Malbran-Лабат 1995: 56). В отличие от Темпти-ахар, Иншушинак-шар-илани называется просто "царь Суз", т.е. тем же титулом с помощью которого он идентифицируется на трех оттисках цилиндрических печатей из Хафт-Тепе, принадлежащих некоему Адад-иришу, который идентифицирует себя как "слуга Иншушинак-шар-илани, царя Суз" (Эрреро и Глассер 1990: 6-7; Глассер 1991: 111; Амиет 1996: 140).

Две вещи, дошедшие до нас от правления Тепти-Ахара представляются наиболее важными, первая хронологическая, вторая культурно-историческая. Чтобы начать с хронологического вопроса, следует обратиться к одному из административных текстов из Хафт-Тепе который датирован как "год, когда царь исключен Кадашман-dKUR.GAL", как было предложено П.Эрреро, dKUR.GAL следует читать "Энлиль", подразумевая тем самым, что данное лицо это Касситский царь Кадашман-Энлиль I, который правил с 1374 г. до н.э. до 1360 г. до н.э. (Эрреро 1976 года: 102, нет. 6/11-12). Очевидно, что если принять эту интерпретацию как правильную, то данный текст оказывается важным синхронизмом, по крайней мере для Среднеэламского периода I, и многие исследователи согласны с этим (например, Картер и Столпер 1984: 34; Амиет 1985а: 11; Гассан 1986: 189; Цадок 1987: 13; Negahban 1991:108; Spycket 1992 года: 231, п. 429; Malbran-Лабат 1995: 53). Однако, более двадцати лет назад Бринкман поставил под сомнение справедливость чтения dKUR.GAL, как Энлиль, отметив, что чаще всего подобное написание означает ссылку на божество в текстах Амурру-Касситского периода (Бринкман 1976: 144-5), и это заставило многих не согласится с предполагаемым синхронизмом (например, Стив, Гаше и де Мейер 1980: 97, п. 57; Зайдль 1990: 130; Амиет 1996: 135; Glassner 1991 года: 119 вопрос остается нерешенным), который, в любом случае, представляется, слишком поздним, примерно на сто лет, и отсутствие в тексте царского титула для Кадашман-dKUR.GAL также является подозрительным, для того чтобы делать предположения о том, что речь в табличке идет о касситском царе Кадашман-Энлиле I. Вторым моментом, имеющим важное культурно-историческое значение является основание Тепти-Ахарой (по Negahban 1994: 31), или повторное строительство религиозного комплекса (или некрополя) в Хафт-Тепе, и связь его с уже существовавшим в Сузах и Талль-Мальяне. Как было указано выше, нет никаких оснований предполагать, перерыв даже на короткий срок между последним из суккаль-махов и Кидину, и конечно, царский город продолжал существовать в Среднеэламский период II. Важно подчеркнуть, однако, что тексты из Ville Royale XI, а также надписанные кирпичи Иншушинак-шар-илани и Темпти-ахара из Суз показывают очень четкое графическое сходство с текстами из Маламира и табличками из Хафт-Тепе, где, как отмечалось выше, Темпти-ахар занимает видное место (Steve, Gasche и де-Мейер 1980: 98-9). Кроме того, несколько человеческих фигурок найдены в Хафт-Тепе (Negahban 1991: Pls. 25-26, см. также Ван ден Boorn, Houtkamp и Verhart 1989: Pl III.5) идентичны тем, которрые были найдены в слоях Вилле Royale XI и XII в Сузах (Spycket 1992: 231).

Таким образом, исходя из оценки политической и социальной ситуации в Сузах по Среднеэламскому периоду I, становится ясно, что с одной стороны, город, конечно, сохраняет значение и продолжает фигурировать в титулатуре Темпти-ахара. Но с другой стороны, значительные усилия, были затрачены на строительство Хафт-Тепе (см. ниже). В то же время, казалось бы, не было существенного строительства в бассейна Керхе? (Kur River) после окончания периода Кафтари (Kaftari) (ок. 1600 г. до н.э.) до Среднеэламского периода II, хотя В.M. Самнер предполагает, что период раннего "Qaleh" (Калех) ок. 1600-1350 г. г. до н.э. может быть заверена в верхних уровней в GHI, ABC, TT-F, и, возможно, XX 'во многом районах, расположенных в северо-западной части города (Самнер 1988b: 316). Обе керамических параллели в Сузах и серии радиоуглеродных дат предполагают, однако, что, после строительства Кафтари в Талль-Мальян, первое крупное строительство произошло только во второй половине четырнадцатого века до нашей эры. Все это означает, что использование царями названия "Суз и Анзана" в Среднеэламский период I (и II, см. ниже) являлось торжественным анахронизмом, таким же как "царь Киша", который использовалось различными старовавилонскими правителями или "царь Ура" в титулатуре царей Исина и Ларсы (Hallo 1957: 17, 26). Эти названия в титулах могут означать контроль над Уром или Кишем, и то же, возможно, было истинно в отношении Суз и Аншана, но города не обязательно должно были оставаться столицами. Поэтому, вполне может оказаться, что резиденцией Темпти-ахара мог быть Кабнак, где он был похоронен, а не Сузы.

 
 
Статью подготовил: Абакумов Д. А. (Ayoe)

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.