Гардарика

Новые данные о последних днях Угарита


В тринадцатом веке до н.э. Угарит был густонаселенным и процветающим городом, одним из крупнейших и богатейших столиц древнего Ближнего Востока. Удачная политика одного из его предыдущих царей, Никмадду II (Niqmad II), который вступил в альянс с хеттами, принесла значительные территориальные увеличения для Угаритского государства.

Хетты передали Угариту, область Мукиш, а преемники Никмадду остались верными союзниками анатолийских властей. Армия Угарита играла важную роль в хетто-египетской войне, об этом свидетельствуют записи Рамсеса II и доклад угаритского командира. Вскоре после битвы под Кадешем, две соперничающие державы уладили миром свой конфликт и согласились на географическое разделения своих сфер господства. Угарит воспользовался этим длительным мирным периодом. 

Царство Угарита обладало многочисленными предпосылками для внеочередного экономического подъема: большие, плодородные и густонаселенные территории, выращивание и производство зерна, масла, вина, шерсти, льна, древесины из ценных пород дерева; достаточное морское побережье, по крайней мере, три порта, не считая самого Угарита, и выгодное географическое положение на перекрестке коммерческих путей. Угарит был процветающим промышленным центром, занимавшимся производством и экспортом тканей, льняной и шерстяной одеждой, которая окрашивалась в различные оттенки; от дорогих фиолетовых, до более популярных ярко-красных. Найдено множество искусных бронзовых и золотых изделий, угаритские кузнецы изготавливали длинные бронзовые мечи с картушами царствующих фараонов. Микенская керамика из Крита, благодаря торговли распространялась по всей территории Сирии. Угаритские торговцы двигаясь вдоль берега, на своих судах, посещали города Финикии, Палестины, Египта, а также соседний остров Алашиа-Кипр. Караваны из этого города достигали центральных областей Анатолии. Торговцы из Египта, Ассирии, Алашиа, киликийского Ура, Бейрута, Ашдода и других мест, основывали свои анклавы в Угарите. Огромные размеры царского дворца в Угарите, свидетельствуют о больших ресурсах местных правителей. 

Угарит того времени, характеризовался, не только высоким материальным благополучием, но процветающей культурной жизнью. Во время первой археологической кампании в Рас-Шамре (современное название холма, где находился Угарит), было найдено много уникальных образцов литературы на западно-семитском, последующие раскопки, на этом, казалось бы неисчерпаемом месте, выявили большое количество новых религиозных и мифологических табличек на угаритском языке. Даже с скудная информация, раскрытая до сих пор Virolleaud, Nougayrol, Schaeffer, показывает, что публикации отрывков из этих текстов откроют новую главу в изучение угаритской литературы. Согласно последним открытиям, не только в дворцах и храмах, но даже в частных домах, содержатся коллекции литературных, научных и лексикографических табличек на угаритском, аккадском, а иногда и хурритском языках. В Угарите, видимо, не существовало национально и этнических проблем. Его жители были полностью интегрированы в социальную структуру этого государства, одной из причин этого, было удачная особенность политеистической религии - с её способностью к синкретизму и поглощению, исключало какую-либо религиозную рознь. Хананейские, шумеро-аккадские, и хурритские божества мирно сосуществовали в этом городе.

Большинство, если не все, из недавно обнаруженных текстов относятся к концу тринадцатого века до н.э.. Известны мифологические списки правителей Угарита, возможно датируемых с начала второго тыс. до н.э., последним его царем был Аммурапи ('mrpi). Именно, во время его правления, город был полностью уничтожен так, что он никогда не был впоследствии восстановлен, а был заброшен и забыт на тридцать веков. Согласно общей доктрине, любая цивилизация должна пройти через этапы подъема, пика, и упадка, заканчивающейся обычно его конечным падением, но эта схема не применима к Угариту. Этот город пал на пике своей жизнеспособности, неожиданно, в результате страшной катастрофы - более страшной, потому что, это не было стихийным бедствием, а было вызвано людьми. И более грандиозной, потому что, Угарит был не единственным, его участь разделили; Хаттуса, Тарс, Каркемиш, Алалах, Катна, Кадеш, Асор, Лахиш, и многие другие древние города. Стратиграфические данные показывают, о разыгравшейся исторической катастрофе, в эпоху позднего Бронзового века в Сирии и Анатолии, а её причины устанавливаются по записям фараона Рамзеса III. Записи на стенах храма Мадинат Хабу, рассказывают о захватчиках, в лице «Народов Моря». 

"…Зарубежные страны заключили союз на своих островах. Пришли в движение и рассеялись в сутолоке борьбы страны в один миг. Не устояла ни одна страна перед руками их, начиная с Хатти, Коде, Каркемиша. Арцава и Алашиа опустошены в один миг. Разбит был ими лагерь в месте одном посреди Аммуру. Уничтожили они людей его, землю его, которые стали несуществующими. Они шли, и пламя занималось впереди них по направлению к Земле Возлюбленной. Их конфедерация состояла из пелесет, текер, шакалуша, дануна, вашаша. Страны объединенные, наложили они длань свою на земли до круга земли. Сердца их были тверды и уверенны: «Наши замыслы сбудутся!» "
(строки 15-18 надписи 8го года правления Рамзеса III)

Этот текст до сих пор остается единственным последовательным повествования о событиях того бурного времени, но он не единственный который говорящий о событиях того времени. Раскопки в Рас-Шарме помогли найти ещё целый ряд документов на аккадском и угаритском, которые рассказывают о самых последних годах существования этого города. Тексты раскопок 18 и 19 сезонов опубликованы Ch. Virolleaud в “Le Palais Royal d'Ugarit», в 1965 году. Таблички с текстами были найдены в печи и её были необожженными. Тот факт, что у работников дворца не было времени, чтобы вынимать эти таблички из печи, для отнесения их в архив, является достаточно красноречивым свидетельством говорящим о внезапности окончательной катастрофы. Письмо № II4 (RS i9.1i), и два найденных во время раскопок 16го сезона, RS 16,402 и 16,379, опубликованы, и, вероятно, относятся к одним и тем же событиям.

Письмо RS 20 .- 212, отправленное хеттами в конце 13в. до н.э. угаритскому царю (имя которого, к сожалению, не сохранилась), показывает является весьма значительную международную роль Угарита в последние годы его существования. Хотя царь был торжественно освобожден от тягот "службы" хеттам, он, тем не менее был обязан время от времени, "слушать и исполнять" указания хеттского правящего дома. Таким образом, мы узнаем, что к концу тринадцатого века до н.э., Угарит был только номинально вассалом Хатти. Царь Хатти требовал, чтобы царь Угарита выделил экипаж и корабли для перевозки 2000 мер зерна из соседнего Мукиша в хеттский порт Ура (в Западной Киликии), и автор письма несколько раз повторяет, что это вопрос жизни или смерти, и пусть царь Угарита не задерживаться! Также известно, что во время жестокого голода царящего на землях Хатти, фараон послал Мернептах посылал туда суда с зерном. Еще одна деталь очень интересна: в письме указывается, что одного большого корабля будет вполне достаточно, и что такое судно будет в состоянии перевезти весь груз за один раз, или в крайнем случае за две поездки. Грузоподъемность судна, исходя из письма, оценивается в 6000 гектолитров или 450 тонн зерна, что оказалось удивительно большим результатом, но ни в коем случае не маловероятным.. 
Алашиа (Кипр) являлся другой страной, в которую Угарит поставлял пищу, но уже из собственных ресурсов. На этом фоне любопытны письма от царя Алашиа к Аммурапи, к царю Угарита (No. 23- RSL I), и ответ последнего на него (№ 24 - RS 20,238). Стиль обращения царя Угарита, к царю Алашиа -"мой отец", весьма необычен, учитывая общение между правителями одинакового ранга. Можно сделать предположение, что царь Алашиа являлся дядей или дедушкой Аммурапи по материнской линии.

Письмо RSL 1:
Так (говорит) царь (Аласии). Аммурапи, царю страны Угарит, говорит: Пусть пребудет благополучие с тобой, и пусть боги будут благосклонны к тебе!. То, что ты написал: "Видели ли корабли врагов в середине моря?". И если это правда, что они видели корабли, тогда укрепи себя по мере возможностей. Что касается тебя самого, твои войска, твои колесницы, где находятся? Разве не с тобой они находятся? Разве это не так? Разве тебе нужно выступить навстречу к врагам, кто опусташает тебя? Окружи свой город стенами! Поставь свои войска и свои колесницы внутри городов. Ожидай врага и укрепись по мере возможностей!

Письмо RS 20.238:
К царю Аласии, моему отцу, обращаюсь: так говорит царь Угарита, твой сын. Я припадаю к ногам моего отца. Да пребудет благополучие с моим отцом! Твоим домам, твоим женам, твоим воинам, всему, что принадлежит царю Аласии, моему отцу, благополучия! Мой отец, ныне пришли корабли врага, сожгли мои города и произвели опустошения в стране. Разве мой отец не знает, что все мои войска находятся в стране Хатти, а мои корабли-в стране Лукка? До сих они не прибыли, и страна брошена на произвол судьбы. Мой отец должен был бы знать это. Сейчас 7 вражеских кораблей, которые пришли, причиняют нам зло. Если другие вражеские корабли снова появятся, дай мне знать любым способом, чтобы я был информирован!

В них явно описывается, первый этап вторжения «Народов Моря». Основные силы врага все еще находятся в Эгейском море, но их намерения известны, и царь Угарита, делает попытки противопоставить что-нибудь их наступлению. Весь его военный флот находится на западе в Ликии, чтобы защитить переход из Эгейского моря в Средиземное главное, в то время как все его сухопутные войска уже присоединились к хеттской армии, чтобы остановить агрессию на западе Малой Азии. Между тем, небольшие флотилии противников воспользовались этой ситуацией для атаки на незащищенное побережье Угаритского царства. Также интересно следующее письмо к царю Угарита от Эшувары (RS 20.18), правителя Алашиа

Письмо RS 20.18:
Так говорит Эшувара, верховный правитель страны Аласия; царю страны Угарит говорит: Пусть с тобой и с твоей страной пребудет благополучие! относительно тех дел, что враг сынам твоей страны и твоим кораблям это причинил, так он предпринял неожиданное нападение на этих сыновей твоей страны. Но не вини меня в этом! И сейчас 20 кораблей врагов, которые враг в горах ещё не выгрузил, не заняли своих позиций, но быстро они ушли, и место где они появятся, мы не знаем. для того, чтобы информировать тебя и для того, чтобы защитить тебя, я написал тебе. Ты должен быть информирован!

Насколько большим был Угаритский флот в те роковые дни? Эти данные можно узнать из письма (RS 18,148) которое было написано одним ydn, называвшим себя ngr hwtk 
Хранитель твоей жизни, твой слуга, настоятельно призываю любой ценой оборудовать сто пятьдесят судов.

Несомненно, такой размер военно-морского флота являлся весьма значительным числом. Согласно Геродоту (8.1.14), весь флот Греческий коалиции, участвующим в сражении с персами в 480г. до н.э., насчитывал 324 триеры и 9 пятьдесят весельных кораблей, из которых 200 триер были предоставлены афинянами. 
Угаритский корабли тринадцатого века до н.э. должны напоминать пентеконтеры или пятидесяти весельные суда, а не триремы. Серьезные греческие морские силы в 6в. до н.э. имел Самос, где тиран Поликрат владел парком в сто пентеконтер. «При этом он грабил все, без различия, независимо друг перед ним или враг .... Он захватил много островов, и несколько городов на материке " 
(Геродот 3,39, перевод Роулинсона). Если мы обратимся ещё в более ранней период, то в Илиаде находим в Каталог судов, согласно которому крупнейший военно-морской контингент имели Микены, он состоял из одной сотни кораблей (Илиада 2,576). Соответственно, военный флот Угарита превышал военно-морские силы любого государства в доклассической Греции. 

В одной из табличек (RS 18,75) говорится, о том, что сирийские правители поспешно заключают договоры о взаимной помощи. Неизвестно, кто был другой стороной договора потому что, лицевая сторона таблички практически уничтожена, но на обратной написано следующее: 
... когда твой слуга не выполнял твои слова адресованные для меня. Все, что вы желали, несмотря на ваше отсутствие - Я обеспечивал для моего брата, и я тоже, независимо от того, что моего брата нет рядом буду выполнять его там. И пусть мой брат не упустить его!

Аммурапи при написании к царю Алашиа, использовал формулировку "мой отец". Едва ли, при обращении к хеттскому правителю из Кархемиша, звучал бы тон равенства, поэтому, скорее всего, что другой стороной в этом соглашении выступал южной сосед Угарита, царь Амурру. Так в другой табличке (RS 18,38), которая является угаритским переводом письма к Аммурапи, написано "Солнце, твоего господина", под словом Солнце, явно скрывается царь Хатти. "'m ?p?' kll midm ?lm" – Солнце, является стандартной вводной формулой, что противоречит тому, что сказано в последней части
письма:
Враг [вскоре?] против нас им нет числа [...]. Наше число пусто (?) […]. Все, что доступно, найди и отправь его мне.

Последний царь Угарита, отдал свои войска для использования в анатолийском театре военных действий, это, известно из его письма к царю Алашиа, которое было приведенно выше. Еще в одном письме, найденном в печи (RS 18.40), говорится об отправке угаритского командира, по имени Шиптабаал, на северный фронт.

Обращаюсь к господину моему для того чтобы сказать:
Послание от Шиптабаала, раба твоего. Для ног господина моего, семь раз, семь раз издалека. Я падаю. Раб твой в Лавасанде (Lawasanda) в укрепленном положении с царем. И вот, Царь отступил, бежали, и там он принес в жертву ….

(остальная часть текста непонятна) 

Ключом к смыслу этого письма, является слово «lwsnd», это название города в земле Киццуватна, которую хетты называли Лавазантиа (Lawazantiya) и которая, если исходить из истории хеттской осады Уршу (Urshu) Хаттусили I, находилась между горами Антитавра и верхним Евфратом, то есть далеко к востоку от империи хеттов. Много веков позже, в анналах Салманасара III, это название выглядит как Лусанда, и этот город точно находился в Восточной Киликии, недалеко от горы Аманус. Мне не представляется возможным, что эти два документа говорят об одном и том же городе, хотя название, в обоих случаях одинаково. Более вероятно, название было передано киликийцами, во время короткого периода правления Киццуватны в Восточной Киликии. В угаритском письме, Лавасанда, скорее речь идет о киликийском городе под таким именем. Следовательно, царь упоминаемый Шиптабаалом, мог быть только царем Хатти, непосредственно. 

Таким образом, единая армии Хатти и Угарита отступила вплоть до сирийской границы. Все Анатолия уже была потеряна, почти до Амануса. Название этой горы появляется в длинном письме (RS 16,402) написанном Эвир-Шаррумой (Ewir-Sharruma=Iwr-trm) к его "госпоже" (adty), которая, очевидно, была матерью угаритского царя. Первая часть письма, очень сильно поврежденна, но первая строка достаточно ясна: 
и вот, враг, который находится в Мугише (Mugishhe)

Также сохранились частично строки 15-17, в конце письма:
... и я тоже,
... на гору Аманус
... вот, враг
уничтоженный

Эвир-Шаррума беспокоится о двух тысяч лошадях, которые царь Угарита, вверил ему. Он был бы рад, передать их посланцу царя. Две тысяч лошадей очень впечатляющее число, ведь речь идет о тысяче колесниц. В эпоху Амарны, правители городов-государств Финикии и Палестины, редко имели больше тридцати или пятидесяти колесниц. Только намного позже, в девятом веке до н.э., сирийские правители собирали большее число колесниц и всадников. В 853 г. до н.э., Бен-Хадад (Ben-Hadad) из Дамаска использовал 1200 колесниц и 1200 всадников и в битве под Каркаром (Qarqar), а Ирулени (Irhuleni) из Хамата (Hamath) командовал только 700 колесницами и 700 всадниками, сильный контингентом колесниц – 2000, было у Ахавы из Израиля. 

Эвир-Шаррума писал "госпоже", потому что царь Угарита отсутствовал в своей столице:
(8)….он двигался куда-то 
(14)….он провел ночь где-то 

Письмо Эвир-Шаррумы достаточно трагично:
(27) и, вот, враги угнетают меня,
(28), но я не оставлю мою жену (и)
(29) моих детей. . для врага.

Главное, что мы можем извлечь из этого письма, это то, что враг уже пересек Аманус и находится в Мукише к северу от Угарита. Единственным противником, могли быть, только «Народы Моря». Так как, неизвестно, о другом вторжении в Мукиш, сил враждебных Угариту. Наступление Суппилулиума против Мукиша в 1366 году до н.э., было сделано в союзе с угаритским царем Никмадду II. Египтяне и ассирийцы не доходили, так далеко на северо-запад, до области Мукиш, в их войнах против Хатти. 

В письме (RS 16,379) угаритского царя своей матери; l mlkt. u[m]y "к королеве, к моей матери", которая, несомненно, совпадает с "госпожой" (adt) из письма Эвир-Шаррума. Очевидно, что командуя армией, вдалеке от столицы, царь пишет своей матери, после обычных приветствий: 
(16) И если хетты
(17) поднимутся, Я пошлю сообщение
(18) к тебе, и если
(19) они не поднимутся, я, безусловно, отправлю
(20) сообщение. И ты,
(21) моя мать, не бойся
(22) и не помещай
(23) заботы в своем
(24) сердце.

Царь по-видимому занял позицию, на каких-то высотах, возможно, в горах Амануса, и надеется, что прибытие войск хеттских войск поможет ему укрепить сопротивление. Ничто, однако, не смогло изменить ситуацию. Короткое письмо RS 19.11, от некоего слуги своему господину по имени Drdn, проливает свет на дальнейшую судьбу Угарита: 
Когда твой посланник прибыл, армия была уничтожена, а город разграблен. Наша пища в подвалах сожжена, а виноградники разрушены. Наш город разграблен. Тебе нужно об этом знать!

Данное послание, может также относиться к одной из более ранних фаз вторжения, и схоже на описанное в письме царю Алашиа, приведенного выше. Однако, описанное в письме, показывает, что произошло на всей территории государства Угарит, после того как их флот и армия были разбиты, и беззащитная страна была захвачена «Народами моря». Жители столицы были либо убиты или бежали, чтобы никогда не вернутся назад. Многие из домов, даже не были сожжены или сильно разрушены, а были брошены своими хозяевами и пришли в упадок. Некоторые из уничтоженных городов, такие как Тарс или Кархемиш, были восстановлены после вторжения, а другие были покинуты навсегда, Угарит был в числе последних.

В угаритских текстах имеющих отношение к вторжению «народов моря», не содержится этнических имен. Но, несмотря на эту нехватку данных, эти тексты очень важны. С помощью них мы узнаем о ранних стадиях большого вторжения захватчиков, которым предстояло столкнуться с египтянами, которые смогли отбить их, не маловажно причиной этого поражения «народов моря» были предыдущие потери в борьбе против отступающих, но все еще сопротивляющихся, армий Хатти и Угарита. 

Перевод: ayoe

Статью подготовил: MICHAEL C. ASTOUR

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.