Гардарика

Кто погубил Хаттусу?


Авторы рассматривают вопрос о том, кто опустошил Хаттусу и коренную территорию хеттов по Галису в начале 12 в. до н. э., заново привлекая сообщение египетской надписи из Мединет-Абу о гибели Хатти под ударами северных племен из бассейна Эгеиды (т. н. «народов моря»). По их мнению, это сообщение не могло быть плодом ошибки египетских писцов из-за их неосведомленности о текущих делах за рубежом, и оно действительно касается именно судьбы центрального, столичного ареала Хеттского царства. Как полагают авторы, захват Хаттусы надо приписывать одной из групп мигрантов из балканско-эгейского региона. Их можно соотнести с носителями этнонима Μυσ-/moes- со Стримона («восточные мушки» древневосточных письменных памятников). Составители надписей Мединет-Абу могли видеть в этой группе выходцев со Стримона часть народа пелесет, упоминаемого ими среди «народов моря» (древнее название этой реки– Παλαιστινος).

А.А.Немировский, А.В. СафроновКто погубил Хаттусу ? /ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ-XIX (чтения памяти И. М. Тронского). Материалы Международной конференции, проходившей 22–24 июня 2015 г. С.699-713

Вопрос о том, что именно привело к падению Хаттусы, официальной столицы Хеттской державы, которое археологически отразилось в разрушении и сожжении ее цитадели, дворцов и храмов, а также причины запустения остальной части города и всего ареала хеттского расселения в бассейне Галиса примерно в то же время – в первое десятилетие 12 в. до н. э.1  (Bittel 1983: 31–33), до сих пор остается дискуссионным. По одной из точек зрения2  (Schachermeyr 1986: 343–344; Singer 2000: 27–28), отталкивающейся от знаменитой надписи Рамсеса III из Мединет Абу о событиях 8-го года его правления (см. ниже), Хаттуса была захвачена и разгромлена какой-то группой мигрантов из балканско-циркумэгейского региона, фигурирующих в науке под искусственным названием «народы моря»3  Работа выполнена в рамках гранта РГНФ № 15-31-01307 «Великие державы и мигрирующие народы: этнополитические процессы в Восточном Средиземноморье и на Переднем Востоке во второй половине 2 тыс. до н. э.».4 В надписях Мединет-Абу они именуются «северными чужеземьями» и «чужеземьями на своих островах» (Немировский 2002: 36, прим. 32); иными словами, египтяне воспринимали их как некую массу северян с островов (подразумевая как острова Эгейского бассейна, так и примыкающие к нему части Европы, о материковой природе которых в Египте не знали). .

699
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
700

Последние в самом начале 12 в. до н. э. после конфликта на северо-западе Анатолии, зафиксированного в греческой эпической традиции как Троянская война5  (Сафронов 2006: 135–137; Сафронов 2009: 144–150; Немировский 2001: 7–13, 16–19), прошли разрушительным маршем с северо-запада и запада Анатолии вплоть до Евфрата и рубежей Египта. Согласно другим гипотезам Хаттусу привели к гибели какие-то местные, восточноанатолийские силы: повстанцы в самом городе или соперничавшие с центральной властью династы самой же Хеттской державы 6 (Klengel 1999: 312–313; Sürenhagen 1996: 289), или каски – северо-восточные соседи хеттского ареала при Галисе, ранее неоднократно нападавшие на район Хаттусы 7 (Bittel 1983: 46–47; Hoffner 1992: 51; Yakar 1993: 12).
Особняком стоит весьма популярная ныне точка зрения бывшего директора немецкой археологической миссии в Хаттусе Ю. Зееэра, согласно которой еще до опустошения столица хеттов была организованно эвакуирована властями перед лицом какой-то угрозы8 Иногда в качестве этой угрозы опять-таки называются каски (Freu, Mazoyer 2010: 256) (Seeher 2001: 633; Bryce 2012: 11–12). Исследователь указал, что в административных зданиях, храмах и жилых кварталах Хаттусы, погибни она в результате штурма, должны были остаться повседневные вещи (фрагменты керамики, мебели, мелкие орудия из камня и металла и т. д.), словом, все то, что жителям не было нужды спасать из города, а захватчикам – забирать с собой. Однако кроме клинописных табличек,
глиняных булл и больших пифосов, найденных на складах т. н. «Большого храма», ничего подобного обнаружено не было. Данный факт привел исследователя к выводу, что в самом конце
правления Суппилулиумы II двор, армия и ремесленники покинули столицу, унеся с собой все имущество, а сама Хаттуса к моменту ее сожжения фактически обезлюдела и утратила свое прежнее значение 9 (Seeher 2001: 624–630, 633).
Однако следует отметить, что гипотеза о тотальной эвакуации Хаттусы не объясняет следов катастрофического пожара, опустошившего хеттскую столицу, поскольку совершенно неясно, кто и зачем тогда сжег обезлюдевший город.

700
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
701

Руины Хаттусу, Ruins of Hattusa

Попытки отрицать разгром Хаттусы врагами выглядят весьма странно в свете археологических исследований хеттских центров вокруг столицы. Так, Аладжа (20 км к северо-востоку от Хаттусы) и Машат в излучине Галиса тоже показывают синхронные слои мощного пожара, их уничтожившего, а в расположенном к западу от Галиса хеттском поселении в Караоглане в слое разрушений обнаружены скелеты жителей, павших при взятии города 10 (Bittel 1983: 31). Кроме того, недавние раскопки в Хаттусе показали, что после крушения города на холме Буюккайя возникло небольшое поселение раннежелезного века. Его жители производили керамику, схожую по формам и технологии с имперской традицией, что свидетельствует о возвращении части хеттского населения для проживания на территорию уже запустевшей столицы (так и не восстановившейся в качестве городского центра) через какое-то время после ее разгрома 11 (Genz 2013: 472–473, 475). Эти данные едва ли коррелируют с гипотезой о том, что хеттская столица была просто брошена ее обитателями.
Скорее факты говорят о том, что враги, захватившие Хаттусу, ушли из города12 Об этом косвенно может свидетельствовать отсутствие следов материальной культуры в Хаттусе после разрушения, которую можно было бы приписать захватчикам города (Bittel 1983: 27)., после чего какие-то хеттские жители округи (частью, возможно, из населения самой Хаттусы) вернулись, привлеченные, вероятно, оборонительными возможностями этого места даже после разгрома цитадели.
Таким образом, археологический материал не дает возможности ответить на вопрос о причинах опустошения Хаттусы и оставляет широкое поле для гипотез13 (Cline 2014: 126).
Заново поднимая этот вопрос, укажем сразу, что за вычетом упоминания Хатти в вышеназванной надписи Рамсеса III из Мединет-Абу, в нашем распоряжении окажутся только следую-
щие данные:
- в начале 12 в. до н. э. имеют место масштабные переселения на Восток племен из балканско-циркумэгейского региона;
- в этот же период гибнет Хаттуса и некоторые другие центры коренного хеттского ареала на Галисе;
- вскоре после этого на Верхнем Евфрате и на рубежах Верхней Месопотамии ассирийские источники под именем мушков фиксируют новых пришельцев14 В терминологии, введенной И. М. Дьяконовым, – восточные мушки; тем же термином «мушки» ассирийцы спустя века называли фригийцев Миты-Мидаса. Лувийцы Юго-Восточной Анатолии и Сирии называли фригийцев «муса», а тех, кого мы называем восточными мушками, – «муска» (Дьяконов 1980: 362 и сл.)..

701
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
702


Фригийский лучник (мушка), Phrygian archerСогласно одному ассирийскому  сообщению, около 1165 г. до н. э. мушки захватили верхнетигрскую область Алзи15  (Wittke 2004: 32). Два других свидетельства об этих племенах относятся ко времени правления ассирийских царей Нинурта-апиль-Экура (1181–1169 г. до н. э.) и Ашшурадана I (1168–1133 г. до н. э.). Первое из них упоминает сражение ассирийцев с вторгшимися мушками в Ханигальбате (Верхняя Месопотамия), второе – также бои с мушками16 (Radner 2006: 147–148). Исследования И. М. Дьяконова убедительно показали, что название mušk- является формой того же балканского этнонима, который известен по античным источникам в формах Μυσ- / moes- (в привычной нам средневековой форме – «мис-»)17 (Дьяконов 1968: 118–122, 190–209, 214–241; Дьяконов 1981: 58 и сл.). Этот этноним служил само- и иноназванием для ряда групп палеобаоканцев/фрако-фригийцев. Восточные мушки расселялись от Галиса до Верхнего Евфрата и Верхнего Тигра, причем их верхнеевфратско-верхнетигрская часть стала этноязыковыми предками армян, а галисская –каппадокийцев18  (Дьяконов 1981; Немировский 1999: 8–11).
Вторжения восточных мушков в Ханигальбат и на Верхний Тигр уже в 70-х гг. 12 в. до н. э. свидетельствуют о том, что Анатолию и бассейн Галиса они прошли еще раньше, выйдя к Евфрату в правления Нинурта-апиль-Экура, т. е. не позднее 1180–1175 г. до н. э. Таким образом, их движение на восток явно оказывается частью миграций циркумэгейско-балканских народов на Передний Восток начала 12 в. до н. э., и они появляются в районе Хаттусы одновременно с ее падением или почти сразу после него (раз к 70-х гг. 12 в. до н. э. они вышли уже на Евфрат).
Все сказанное само по себе могло бы отвечать сценариям трех типов:
а) Хаттусу разгромили мигранты из той самой группы, представители которой вскоре фиксируются на Галисе и верхнем Евфрате, т. е. восточные мушки;
б) Хаттусу уничтожил какой-то иной поток тех же миграций (например, группа «народов моря», пришедшая из Киликии и потом, возможно, ушедшая обратно), а восточные мушки расселились в Центральной Анатолии вскоре после этого.

702
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
703


в) Хаттусу разрушили местные силы (каски или мятежники), пользуясь кризисом в Хатти, усугубленным нашествиями с запада, а восточные мушки расселились здесь позже19 При этом даже самая тесная хронологическая близость падения Хаттусы и появления восточных мушков в регионе Галиса – Евфрата допускает все три сценария: на последовательности событий (б) и (в) хватило бы и нескольких месяцев..
В надписи о событиях 8-го года правления Рамсеса III из Мединет-Абу, однако, ясно сказано, что Хатти и ряд других царств Анатолии и Сирии разорили северяне, сместившиеся с места из-за каких-то конфликтов. После сокрушения указанных царств, согласно египетской надписи, конгломерат их племен расположился лагерем посреди Амурру в Южной Сирии. Основными племенами были пелесет/пеласты/пеласги, текер/тевкры, шакалуша, дануна/данайцы20 О подобной идентификации этих этнонимов см.: Немировский 2002: 36, прим. 32; Redford 1992: 251–252. и плохо идентифицируемые вашаша: «(16) Чужеземья (т. е. «народы моря» – А. Н., А. С.) заключили союз на своих островах. Пришли в движение и рассеялись в пылу битвы страны в один миг. Не устояла ни одна страна перед руками их, начиная с Хатти, Коде, Каркемиша. Арцава и (17) Аласия (Кипр) опустошены в [один миг]. [Разбит] (был ими) лагерь в месте одном посреди Амурру. Уничтожили они людей его, землю его, которые (стали) несуществующими. Они шли, и пламя занималось впереди них по направлению к Земле Возлюбленной. В союзе (jwnmkt) их были (18) пелесет, текер, шакалуша, дану(на), вашаша. Страны объединенные, наложили они длань свою на земли до круга земли. Сердца их (были) тверды и уверенны: «Наши замыслы сбудутся!» (далее следует описание нападения пришельцев на египтян и победы последних)21  (пер. по: MH 1930: Pl. 46).
Сразу подчеркнем, что приведенный пассаж вовсе не говорит, что все опустошавшие Анатолию северяне собрались затем в Амурру и состояли только из перечисленных пяти племен. Сказано лишь, что чужеземные враги разорили множество стран Анатолии и Сирии, и в итоге некоторая их часть оккупировала Амурру. Перечисление пяти народов относится скорее именно к этой занявшей Амурру группе, так как в тексте сообщение об этом расположено уже после рассказа о захвате северянами
Амурру и их дальнейшем движении на Египет. До этого в надписи северяне не конкретизируются и выступают под общим

703
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
704


обозначением «чужеземья». В этом случае любые этносы, участвовавшие в миграциях в Анатолии, но не представленные или несущественно представленные в рядах племен, занявших Амурру, должны были остаться за кадром указанного перечисления. Но даже если этот перечень пяти северных этнонимов относится ко всему предшествующему сообщению, а не только к сюжету об Амурру, то есть описывает участников балканско-циркумэгейского переселения вообще, то и тогда в нем могут
перечисляться не все племена, а лишь главные из них с точки зрения египтян. Это видно из того, что в текстах Мединет-Абу и папируса Харрис I в качестве воевавших с Египтом «народов моря» называются еще и турша, и шардана 22 (MH 1970: Pl. 600b; Ericsen 1933: 92.15) которых в нашем перечне пяти племен нет. Само же слово, вводящее этот перечень – jwnmkt, хотя и переводится здесь по общему смыслу ‘конфедерация, союз’, этимологически состоит из основ jwn ‘опора’ и mkt ‘защита’, что дает скорее оттенок ‘оплот, главные силы’ и подразумевает, вероятно, именно основных (а не всех без исключения) участников переселения или конфедерации.
Таким образом, этнонимы каких-то групп мигрантов, в том числе оперировавших в Анатолии, могли не попасть в разбираемый список пяти «народов моря» при любой его интерпретации.
При этом очевидно, что все потоки опустошительных миграций северных племен на восток в начале 12 в. до н. э. должны были в глазах египтян представлять некий общий большой процесс (каковым в наших глазах является, например, «великое переселение народов», сокрушившее Римскую империю). Соответственно, если египтяне и правильно отметили, что Хатти погибло от рук северян, то это вовсе не значило бы, что эти разрушители Хатти обязательно должны были войти в тот самый конгломерат племен «народов моря», который дошел до Амурру и продвинулся далее к Египту. Они вполне могли относиться к любому другому потоку, оперировавшему, например, в северной части Малой Азии.
С учетом вышесказанного, сообщение Мединет-Абу допускает теоретически три интерпретации:
(1) Говоря о Хатти, египетские писцы ошиблись: в действительности оно погибло не от ударов северян, а от действий какого-то иного врага, северяне же лишь способствовали этому и/или заняли территории погибшей хеттской державы.

704
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
705


(2) Надпись Рамсеса III дает правдивую информацию, но то сокрушение Хатти, которое имеется в виду, – это не падение Хаттусы (или не столько оно), а какой-то разгром хеттского царя и его сил на юге, на плато Конья или в Киликии, в то время как разрушение Хаттусы имело для египтян несоизмеримо меньшее значение на этом фоне. В этом случае гибель Хатти, о которой говорит надпись Рамсеса III, была бы делом южного, памфилийско-киликийско-сирийского потока мигрантов23 Маркированного в греческой традиции преданиями о походах Калханта, Амфилоха и Мопса (Немировский 2001: 8–12), а Хаттусу тогда мог жечь кто угодно.
(3) Информация, зафиксированная в тексте Мединет Абу, верна, а описываемое им сокрушение Хатти – это в первую очередь именно разорение Хаттусы и коренной страны Хатти, т. е. хеттского ареала в бассейне Галиса. В этом случае взятие Хаттусы следует приписать какой-то группе мигрантов из
циркумэгейского ареала («северных чужеземий» на «островах»), причем необязательно относящейся к одному из тех их этносов, которые были конкретно названы в надписях Мединет-Абу.
Оценим эти возможности. Ошибку процитированного егиетского источника в обсуждаемом вопросе мы считаем невероятной. Предполагать, что писцы намеренно исказили здесь истину, нет никаких оснований, а плодом их неосведомленности или путаницы такая ошибка не могла бы стать вообще: Хеттское царство и сама Хаттуса отнюдь не были для египтян какими-то полузнаемыми местами на краю света, которых в Египте толком себе не представляли. В Хаттусу уже около 150 лет систематически ездили египетские посольства, причем особенно часто как раз в середине – второй половине 13 в. до н. э. Падение Хеттского царства также не могло быть неким провалом в информационной картине египтян, о котором они не могли собрать достаточно сведений к моменту составления рассмотренной выше надписи. Текст был создан спустя достаточное время после описанных в нем столкновений Египта с «северянами» на 8-м году правления Рамсеса III. Сами же эти столкновения должны были происходить годами позже, чем упомянутое в тексте разрушение «северянами» анатолийских царств. Египтяне в этот период активно взаимодействовали с разными группами северных пришельцев (брали их наемниками, захватывали в плен и т. п.), а после 8-го года Рамсеса III сами разворачивали операции в

705
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
706


Муватались царь хеттов, Muvattalis king of the Hittitesбывшей хеттской Сирии и даже, якобы, в Арцаве24 (Grandet 1993: 206). Поэтому невозможно представить себе, что на фоне всего этого они так и не уяснили, кто и как уничтожил великую державу Хатти, их постоянного партнера в течение 14–13 вв., а внесли в разбираемый пассаж надписи из Мединет-Абу ошибочное сообщение об этом на основании каких-то неверных слухов.
Представляется невероятным и то, что под гибелью Хатти под ударом «северян» надпись из Мединет-Абу подразумевает какие-то события, не затрагивавшие Хаттусу и коренной хеттский ареал в бассейне Галиса. Даже если представить, что египтяне знали о поражении хеттов на юге, сопровождавшемся гибелью хеттского царя и его окружения, они все равно не стали бы отражать это в надписи как падение Хатти, если бы ареал хеттов в излучине Галиса остался при этом нетронутым25 В этом случае в традиционной священной столице Хаттусе просто сел бы на престол очередной хеттский династ, и его держава и оставалась бы в глазах египтян продолжающей существование Хатти..
Косвенным подтверждением сказанному служит следующее соображение. Как известно, хеттский Мелид-Милидиа (Арслан-тепе) на Верхнем Евфрате остался не затронут нашествиями с запада. Какая-то ветвь хеттской династии укрепилась здесь, именуя затем свои владения (примерно до Тавра и Галиса на север) «великой страной Хатти» 26 (Hawkins 1972–1975: 153), т. е. фактически объявив свое государство уцелевшим Хеттским царством. С аналогичными претензиями выступала ветвь хеттской династии, сидевшая в Каркемише; оправившись от нашествия «народов моря». Что могло помешать египтянам признать один из этих осколков Хеттской державы, уцелевших к югу от Галиса и Тавра, за продолжающую существовать страну Хатти? Тем не менее, египтяне этого не сделали: обсуждаемая
надпись заявляет, что Хатти было уничтожено «северянами» – вероятно, как раз потому, что для египтян представление о жизни и гибели Хатти было связано с судьбой именно коренного хеттского ареала с центром в Хаттусе, а он действительно запустел в результате нашествий с запада и не контролировался хеттскими династами Мелида, Каркемиша и т.п. Таким образом, то «Хатти», которое с египетской точки зрения погибло под ударом «северян» – это, прежде всего, и есть коренной хеттский ареал с центром в Хаттусе.
Поэтому остается лишь третий вариант, согласно которому Хаттуса и ее регион пали именно под ударами одной из групп

706
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
707


«северян». Что это была за группа? Практически сразу после гибели Хаттусы ее регион оказывается занят восточными мушками, и в источниках нет никаких намеков на то, что прямо перед ними сюда приходила какая-то другая волна мигрантов с запада. Если не идти на безосновательные домыслы, следует заключить, что именно восточные мушки и разорили центральное Хатти, захватив, в частности, Хаттусу и прекратив ее существование как хеттского центра и городского поселения вообще.
Насколько согласуется этот вывод с нашим доверием к разобранной выше надписи из Мединет-Абу? Препятствием к такому согласованию мог бы, на первый взгляд, стать тот факт, что среди упоминаемых в этой надписи (и в других египетских текстах) этносов, участвовавших в нашествиях с запада, нет этнонима, сколько-нибудь схожего по названию с мушками. Но, во-первых, как мы показали, содержание и построение соответствующего пассажа надписи в Мединет-Абу отнюдь не предполагает, чтобы те мигранты-«северяне», которым этот пассаж приписывает уничтожение Хатти, непременно принадлежали бы к одному из тех этносов «северян», которые упомянуты надписями
Мединет-Абу под своими конкретными названиями. Как мы указали, эти названия представляют лишь часть «северян», не то связанную с нашествиями на Амурру и Египет, не то охватывающую лишь главные с точки зрения египтян этносы мигрантов. Соответственно, разрушители Хатти могли не входить в их число.
Во-вторых, можно продемонстрировать, что среди указанных отдельных этносов «северян» в надписях Мединет-Абу как раз есть то наименование, которое могло бы покрывать также и восточных «мушков». Это – знаменитый этноним пелесет (егип. Prst.w). Для обоснования данного тезиса необходимо обратиться к материалам античной традиции, способным пролить свет на оба вышеуказанных термина.
Термином пелесет/филистимляне в Передней Азии, в конечном итоге, называли общность, сложившуюся в результате слияния воедино разноэтничной массы «народов моря», пришедшей на юг Восточного Средиземноморья. Нас, однако, интересуют не эти пелесет, а те исконные пелесет, которые были представлены в этой массе племен и по которым ее назвали (как назвали по ним и менее известное царство Палистин в Северной Сирии)27 (Сафронов 2012: 751–752). По указанию надписей Мединет-Абу, эти пелесет – один из народов северян с островов, т.е.

707
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
708


из циркумэгейского ареала. Уже неоднократно указывалось, что сопоставлять с этим египетским этнонимом как в указанном ареале, так и вообще во всех известных нам регионах можно только (этно)топонимическую основу palaist-, применяемую в наших источниках (вне чередования с термином πελασγ-) к областям Эпира и бассейна Стримона28 Часть побережья Эпира именовалась Palaeste. Древнее название верхней части р. Стримон – Παλαιστινος (Bonfante 1946: 251–252; Ps.-Plut. De fluv. 11, 1). 29 (Гиндин, Цымбурский 1996:146). В свою очередь, чередование в вокативе Πελαστικέ/Πελασγικέ эпитета Зевса в эпирской Додоне 30 (Schol. Il. XVI. 233), как и Πελαστικόν / Πελασγικόν как названия стены в Афинах (Hesih. 1296)31 См. статью А. В. Сафронова «Греческая традиция о пеласгах и тирсенах в Анатолии и ее египетские соответствия» в данном сборнике; также Сафронов 2006: 133–135. побуждает видеть в форме *palaist- вариант этнонима «пеласги» (вероятно, более архаический или первоначальный, чем более распространенное *pelasg-), удержавшийся в исконных, северных районах обитания пеласгов, откуда бóльшая их часть некогда переселилась на юг.
Надпись из Мединет-Абу 5-го года правления Рамсеса III упоминает об опустошении родины пелесет вместе с текер-тевкрами и турша-тирсенами32 Ср. также топоним KUR URUTaruiša «Анналов Тудхалияса» на северо-западе Анатолии. в результате военного конфликта, который послужил прототипом Троянской войны греческой традиции, и переселении этих племен на восток: «(51) Затрепетали северные чужеземья в их телах, а именно пелесет, текер [и турша]. (52) Разорили их страну, пришел их дух опустошенным»33 (Сафронов 2009: 148). (далее они описываются как действующие совместно в набеге на Египет; турша и пелесет упоминаются как пара действующих совместно сил и в другой египетской надписи34 (Bruyère 1930: p. 36, Pl. 4)). Иными словами, пелесет этих надписей – не вообще пеласги-пеласты, а какие-то их группы, населявшие Троаду. Между тем, в античной традиции есть устойчивое представление, что Илионская держава незадолго до Троянской войны подчинила прибрежные районы Фракии и более западные области вплоть до бассейна Стримона включительно и даже до Ионийского моря и Пенея (т. е. также и регион Эпира!). Позже племена из этих регионов принимали участие в войне на стороне Илиона.35  (Hdt. VII. 20, VII.75; ср.: Hdt.V. 13; Il. II.120–140; X. 415–440)

708
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
709
 
В «Илиаде» также упомянуты некие пеласги из Ларисы, воевавшие на стороне Илиона и названные между обитателями ареала Сеста – Абидоса и фракийцами (Il. II 840–843). Все эти области являются именно северной окраиной ареала расселения пеласгов, для которой и зафиксирована форма пеласт-. Таким образом, приведенные сведения античной традиции, делающие пеласгов союзниками Илионского царства с его тевкрами, доказывают свою добротность, полностью согласуясь с сообщением надписи 5-го года Рамсеса, говорящих о неких пелесет, текер-тевкрах и турша как о представителях одной «страны», побежденной в реальном конфликте, стоящем за преданием о Троянской войне. По совокупности всего сказанного в этих пелесет следует видеть пеластов, т. е. пеласгов севера (Южных Балкан, в том числе, бассейна Стримона-Παλαιστινος, и вероятно, северо-западных прибрежий Анатолии), входивших в сферу влияния Илионского царства (хетт. KUR URUWiluša), или, во всяком случае, выступавших вместе с ним и разделивших его судьбу.

Что касается восточных мушков, то суммируем то, что было пока о них сказано: они – этноязыковые предки армян; они пришли на восток Анатолии в ходе тех самых переселений, которые имели место в начале правления Рамсеса III после конфликта, отраженного в античной традиции как Троянская война; они – балканцы, носители фрако-фригийского этнонима Μυσ-/moes-.
Между тем античная традиция содержит немало сведений, заставляющих на фоне изложенного видеть в них реминисценции истории именно этой группы балканских мигрантов в Анатолию36  (Немировский 2001: 16–19, Немировский, Габелко 2005: 62–78). По совокупности сообщений разных авторов 37 Hdt. VII 75; V 13; VII 20; Strabo XII. 3.3, XII. 4.8; App. Mithr.1; Arr. Byth. fr. 40; Parthen. Erot. 36; Steph. Byz. s. v. ’Αργανθώνις. выясняется, что античная традиция оперировала устойчивой, представленной в разных вариантах в разных источниках схемой, по которой в связи с событиями Троянской войны некая группа балканцев со Стримона (они же у ряда авторов – фракийцы Реса), относившаяся к числу носителей этнонима Μυσ-/moes- и выступавшая на стороне Илиона, перешла в Азию и была там побеждена, но продвинулась на восток – северо-восток за Троаду во внутренние части Анатолии, на территорию

709
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
710


Реконструкция столицы царства Хеттов - Хаттусу Reconstruction of the capital of the Hittite kingdom Hattusuпозднейшей Вифинии38 И стала там субстратом для народа вифинов, возникшего из смешения этих мигрантов со Стримона с собственнно вифинами и финами – фракийскими племенами, переселившимися в Азию намного позднее.. Это полностью соотносится с тем, что нам известно о миграции восточных мушков: совпадает и время, и направление движения, и этноним. Остается считать, что сведения об этих мигрантах со Стримона (фракийцах Реса) и отражают переселение восточных мушков на том его отрезке, который проходил в границах кругозора греков микенского и субмикенского времени, т. е. не далее северо-западной Малой Азии = позднейшей Вифинии39  Лишь до этой области греческая традиция помнит путь «мисийцев»-стримониев / людей Реса, в то время как дальнейшее движение части этой группы вглубь Анатолии, выходившее за греческий горизонт, в ней, естественно, не отразилось..
Итак, восточные мушки (или, по крайней мере, их ядро) происходили со Стримона.
В пользу той же локализации их ареала перед переселением в Анатолию говорит еще одно соображение: восточные мушки – протоармяне; самоназвание же армян Hayk‘ восходит по одной
из гипотез к названию племени Παίονες с этимологией «луговые, долинные жители»40 (Трубачев 2003: 162–163), также происходивших со Стримона, и согласно античной традиции прибывших во время Троянской войны в Троаду на помощь Приаму (Il. II. 848–850). Если эта этимология верна, то пеоны со Стримона входили в поток восточных мушков/протоармян. Это дополнительно связывает последних со Стримоном и позволяет ставить вопрос о том, что предание о пеонах как союзниках Илиона отражает все те же события, что и вышеперечисленные сведения о протовифинах со Стримона. Также это позволяет cчитать, что именно пеоны были конкретным племенным самоназванием главной силы в той группе, которая в античной традиции о протовифинах оказалась представлена под более общим термином «мисы» и сугубо географическим названием «стримонии».
Между тем Стримон входил в исконный ареал пелесет-пеластов, как видно из его именования Παλαιστινος. Но тем самым естественно предполагать, что эти пелесет приняли активное участие в потоке восточных мушков со Стримона (или даже что стримонские «пеласты» и стримонские «восточные мушки» для того времени вообще совпадали в той или иной степени, т. е. одна и та же общность со Стримона была носителем и этнонима

710
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
711


Μυσ-, и этнонима palaist41 Обилие разных этнонимов разного таксономического уровня у одной и той же группы, тем более у разных ее частей, удивлять нас не должно: упоминавшиеся нами греческие источники позволяют судить об иерархии минимум трех таких этнонимов разного таксономического уровня для одной и той же племенной группы: «фракийцы» в широком смысле слова (все фрако-фригийцы вообще) – «мюсы» (одна из их подобщностей, включающая самые разные группы носителей этнонима «мюс») – конкретные племенные названия разных уровней. Между тем «пеласги», resp. «пеласты» – этноним весьма высокого таксономического уровня, такого же, как «фракийцы» или «эллины», так что в число «пеластов» должно было входить немало этногрупп, в свою очередь, разного уровня. Кроме того, насельников бассейна Стримона, в конце II тыс. считавшихся в числе этих «пеластов», уже в силу их географического положения позднейшая греческая традиция могла бы воспринимать как «фракийцев» (иными словами, за образом стримонских «фракийцев» Реса в реальности могли бы стоять и стримонские пеласты).). Тогда и египтяне, говоря о пелесет в составе «чужеземий с островов», могли подразумевать при этом не только те группы пелесет, которые столкнулись с самим Египтом, но и выходцев со Стримона (восточных мушков), завоевавших коренной ареал Хатти с Хаттусой – ведь последние тоже оказались бы связанными с основой palaist-.
Таким образом, ничто не мешает понимать сообщение надписи из Мединет-Абу о падении Хатти под ударом северян балканско-циркумэгейского региона как достоверное отражение разорения Хаттусы и центрального хеттского ареала определенной группой этих северян (а именно, восточными мушками). Конкретное именование этой группы наши египетские источники могли не приводить вовсе, но могли и видеть в ней часть пелесет, названных ими среди главных этносов северян.

Литература

Гиндин, Цымбурский 1996 – Гиндин Л. А., Цымбурский В. Л. Гомер и история Восточного Средиземноморья. М., 1996.
Дьяконов 1968 – Дьяконов И. М. Предыстория армянского народа. Ереван, 1968.
Дьяконов 1981 – Дьяконов И. М. Малая Азия и Армения около 600 г. до н. э. и северные походы вавилонских царей // ВДИ. 1981. № 2.
Дьяконов 1980 – Фригийский язык // Древние языки Малой Азии. М., 1980.
Немировский 1999 – Немировский А. А. Каппадокийцы и Каппадокия: к формированию этнополитической карты древней Анатолии // Oriens. 1999. № 6.

711
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
712

Немировский 2001 – Немировский А. А. К вопросу об отражении анатолийского этнополитического переворота начала XII в. до н. э. в греческой традиции // Античность: общество и идеи. Казань, 2001.
Немировский 2002 – Немировский А. А. «Троянская дискуссия» в историографической перспективе: возможен ли определенный результат? // Studia Historica. II. М., 2002.
Немировский, Габелко 2005 – Немировский А. А., Габелко О. Л. Формирование вифинского этноса в Анатолии. Этническая история Вифинии // Габелко О. Л. История Вифинского царства. СПб., 2005.
Сафронов 2006 – Сафронов А.В. Упоминание о войне на северо-западе Анатолии в надписях Рамсеса III // ВДИ. 2006. № 4.
Сафронов 2009 – Сафронов А. В. К трактовке сткк. 51–52 надписи 5-го года правления Рамсеса III из его заупокойного храма в Мединет Абу // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: История и политические науки. 2009. № 1.
Сафронов 2012 – Сафронов А. В. Государства раннежелезного века Палистин и (Ах)хиява в северной Сирии и Киликии: еще раз об отражении миграции «народов моря» в греческой эпической традиции // Индоевропейское языкознание и классическая филология-XVI / под ред. Казанского Н. Н. СПб., 2012.
Трубачев 2003 – Трубачев О. Н. Этногенез и культура древнейших славян. Лингвистические исследования. М., 2003.
Bittel 1983 – Bittel K. Die archäologische Situation in Kleiasien um 1200 v. Chr. und während der nachfolgenden vier Jahrhunderte // Griechenland, die Ägäis und die Levante während der «Dark Ages» vom 12. bis zum 9 Jh. v. Chr. Akten des Symposions von Stifft Zwettl, 11.-14. Oktober 1980. Wien, 1983.
Bonfante 1946 – Bonfante G. Who were the Philistines // American Journal of Archaeology. 1946. Vol. 50/2.
Bruyère 1930 – Bruyère B. Mert Seger à Deir el Médineh. Le Caire, 1930.
Bryce 2012 – Bryce Tr. The world of the Neo-Hittite kingdoms. Oxford.
Cline 2014 – Cline E. 1177 B. C. The year civilization collapsed. Princeton; Oxford, 2014.
Ericsen 1933 – Ericsen W. Papyrus Harris I. Hieroglyphische Transkription. Bruxelles, 1933.
Freu, Mazoyer 2010 – Freu J., Mazoyer M. Le déclin et la chute du nouvel empire hittite. Les hittites et leur histoire. Paris, 2010.
Genz 2013 – Genz H. «No land could stand before their arms, from Hatti … on …»? New light on the end of the Hittite empire and the Early Iron age in Central Anatolia // The Philistines and other «Sea Peoples» in text and archaeology / Killebrew A., Lehmann G. eds. Atlanta,2013.
Grandet 1993 – Grandet P. Ramsès III: Histoire d'un règne. P., 1933.
Hawkins 1972–1975 – Hawkins J. D. Hatti: the Ist. millennium B. C. // Reallexikon der Assyriologie. Bd. 4. 1972–1975.
Hoffner 1992 – Hoffner H. A. The last days of Khattusha // The crisis years: the 12th century B. C. from beyond the Danube to Tigris / Ward W.,
Joukowsky M., Astrom P. eds. Dubuque, 1992.
Klengel 1999 – Klengel H. Geschichte des hethititschen Reiches. Leiden; Boston; Köln, 1999.

712
------------------------------------------------------------------------------------------------------------
713

MH 1930 – Medinet Habu, Volume I. Earlier Historical Records of Ramses III. Chicago, 1930.
MH 1970 – Medinet Habu. Vol. 8: The eastern High Gate. Chicago, 1970.
Radner 2006 – Radner K. Rez.: Wittke A.-M. Musker und Phryger. Ein Beitrag zur Geschichte Anatoliens vom 12. bis zum 7. Jh. v. Chr.
Wiesbaden, 2004. // Zeitschrift für Assyriologie. 2006. Bd. 96.
Redford 1992 – Redford D. Egypt, Canaan and Israel in ancient times. Princeton, 1992.
Schachermeyr 1986 – Schachermeyr Fr. Mykene und das Hethiterreich. Wien, 1986.
Seeher 2001 – Seeher J. Die Zerstörung der Stadt Hattuša // Akten des IV. Internationalen Kongresses für Hethitologie, Würzburg, 4. – 8. Oktober 1999 / Wilhelm G. Hrsg. Wiesbaden, 2001.
Seeher 2008 – Seeher J. Abschied von Gewusstem. Die Ausgrabungen in Hattuša am Beginn des 21. Jahrhunderts // Hattuša-Boğazköy. Das Hethiterreich im Spannungsfeld des Alten Orients / Wilhelm G. Hrsg. Wiesbaden, 2008.
Singer 2000 – Singer I. New evidence of the end of the Hittite Empire // The Sea Peoples and Their World: A Reassessment / Oren E. D. ed. Philadelphia, 2000.
Sürenhagen 1996 – Sürenhagen D. Politischer Niedergang und kulturelles Nachleben des hethitischen Großreiches im Lichte neuer Forschungen // Vom Euphrat zum Galys. Thomas Beran zu Ehren. Mit Beiträgen von Freunden und Schülern/ Magen U., Rashad M. eds. Münster, 1996.
Wittke 2004 – Wittke A.-M. Musker und Phryger. Ein Beitrag zur Geschichte Anatoliens vom 12. bis zum 7. Jh. v. Chr. Wiesbaden, 2004.

A. A. Nemirovsky, A. A. Safronov. Who destroyed Hattuša?

The authors consider the question who devastated the capital of the Hittite Empire Hattuša and surrounding territory along Halys River at the beginning of 12 century BC. They draw the attention to the information of the inscription from Medinet Habu about the destruction of Hatti under the attacks of the «northerners» again who came from the Aegean regions (the so-called Sea Peoples). The authors demonstrate that this report could not be the result of Egyptian scribes’ error because of lack of information in Egypt about current events from abroad. They think that it really concerns the fate of the Hittite central area with its capital. Thus, the seizure of Hattusa should be ascribed to the migrants from the Balkan-Aegean region. They can be attributed as the people with tribe-name Μυσ-/moes- that came
from the Strymōn river («the (Eastern) Mušku» of the Near Eastern texts). In authors’ opinion, the Egyptian scribes could regard this group of people as part of the Peleset/Philistines who is mentioned among the Sea Peoples (see ancient name of Strymōn river – Παλαιστινος), or they could not mention them especially at all.
Keywords: Armenians, Medinet Habu, Mušku, the Sea Peoples, Philistines, Trojan war, Hattuša, Hittite Empire.

Примечания:

  1.   (Bittel 1983: 31–33)
  2.   (Schachermeyr 1986: 343–344; Singer 2000: 27–28)
  3.   Работа выполнена в рамках гранта РГНФ № 15-31-01307 «Великие державы и мигрирующие народы: этнополитические процессы в Восточном Средиземноморье и на Переднем Востоке во второй половине 2 тыс. до н. э.».
  4.  В надписях Мединет-Абу они именуются «северными чужеземьями» и «чужеземьями на своих островах» (Немировский 2002: 36, прим. 32); иными словами, египтяне воспринимали их как некую массу северян с островов (подразумевая как острова Эгейского бассейна, так и примыкающие к нему части Европы, о материковой природе которых в Египте не знали).
  5.   (Сафронов 2006: 135–137; Сафронов 2009: 144–150; Немировский 2001: 7–13, 16–19)
  6.  (Klengel 1999: 312–313; Sürenhagen 1996: 289)
  7.  (Bittel 1983: 46–47; Hoffner 1992: 51; Yakar 1993: 12)
  8.  Иногда в качестве этой угрозы опять-таки называются каски (Freu, Mazoyer 2010: 256) (Seeher 2001: 633; Bryce 2012: 11–12)
  9.  (Seeher 2001: 624–630, 633)
  10.  (Bittel 1983: 31)
  11.  (Genz 2013: 472–473, 475)
  12.  Об этом косвенно может свидетельствовать отсутствие следов материальной культуры в Хаттусе после разрушения, которую можно было бы приписать захватчикам города (Bittel 1983: 27).
  13.  (Cline 2014: 126)
  14.  В терминологии, введенной И. М. Дьяконовым, – восточные мушки; тем же термином «мушки» ассирийцы спустя века называли фригийцев Миты-Мидаса. Лувийцы Юго-Восточной Анатолии и Сирии называли фригийцев «муса», а тех, кого мы называем восточными мушками, – «муска» (Дьяконов 1980: 362 и сл.).
  15.   (Wittke 2004: 32)
  16.  (Radner 2006: 147–148)
  17.  (Дьяконов 1968: 118–122, 190–209, 214–241; Дьяконов 1981: 58 и сл.)
  18.   (Дьяконов 1981; Немировский 1999: 8–11)
  19.  При этом даже самая тесная хронологическая близость падения Хаттусы и появления восточных мушков в регионе Галиса – Евфрата допускает все три сценария: на последовательности событий (б) и (в) хватило бы и нескольких месяцев.
  20.  О подобной идентификации этих этнонимов см.: Немировский 2002: 36, прим. 32; Redford 1992: 251–252.
  21.   (пер. по: MH 1930: Pl. 46)
  22.  (MH 1970: Pl. 600b; Ericsen 1933: 92.15)
  23.  Маркированного в греческой традиции преданиями о походах Калханта, Амфилоха и Мопса (Немировский 2001: 8–12)
  24.  (Grandet 1993: 206)
  25.  В этом случае в традиционной священной столице Хаттусе просто сел бы на престол очередной хеттский династ, и его держава и оставалась бы в глазах египтян продолжающей существование Хатти.
  26.  (Hawkins 1972–1975: 153)
  27.  (Сафронов 2012: 751–752)
  28.  Часть побережья Эпира именовалась Palaeste. Древнее название верхней части р. Стримон – Παλαιστινος (Bonfante 1946: 251–252; Ps.-Plut. De fluv. 11, 1).
  29.  (Гиндин, Цымбурский 1996:146)
  30.  (Schol. Il. XVI. 233)
  31.  См. статью А. В. Сафронова «Греческая традиция о пеласгах и тирсенах в Анатолии и ее египетские соответствия» в данном сборнике; также Сафронов 2006: 133–135.
  32.  Ср. также топоним KUR URUTaruiša «Анналов Тудхалияса» на северо-западе Анатолии.
  33.  (Сафронов 2009: 148)
  34.  (Bruyère 1930: p. 36, Pl. 4)
  35.   (Hdt. VII. 20, VII.75; ср.: Hdt.V. 13; Il. II.120–140; X. 415–440)
  36.   (Немировский 2001: 16–19, Немировский, Габелко 2005: 62–78)
  37.  Hdt. VII 75; V 13; VII 20; Strabo XII. 3.3, XII. 4.8; App. Mithr.1; Arr. Byth. fr. 40; Parthen. Erot. 36; Steph. Byz. s. v. ’Αργανθώνις.
  38.  И стала там субстратом для народа вифинов, возникшего из смешения этих мигрантов со Стримона с собственнно вифинами и финами – фракийскими племенами, переселившимися в Азию намного позднее.
  39.   Лишь до этой области греческая традиция помнит путь «мисийцев»-стримониев / людей Реса, в то время как дальнейшее движение части этой группы вглубь Анатолии, выходившее за греческий горизонт, в ней, естественно, не отразилось.
  40.  (Трубачев 2003: 162–163)
  41.  Обилие разных этнонимов разного таксономического уровня у одной и той же группы, тем более у разных ее частей, удивлять нас не должно: упоминавшиеся нами греческие источники позволяют судить об иерархии минимум трех таких этнонимов разного таксономического уровня для одной и той же племенной группы: «фракийцы» в широком смысле слова (все фрако-фригийцы вообще) – «мюсы» (одна из их подобщностей, включающая самые разные группы носителей этнонима «мюс») – конкретные племенные названия разных уровней. Между тем «пеласги», resp. «пеласты» – этноним весьма высокого таксономического уровня, такого же, как «фракийцы» или «эллины», так что в число «пеластов» должно было входить немало этногрупп, в свою очередь, разного уровня. Кроме того, насельников бассейна Стримона, в конце II тыс. считавшихся в числе этих «пеластов», уже в силу их географического положения позднейшая греческая традиция могла бы воспринимать как «фракийцев» (иными словами, за образом стримонских «фракийцев» Реса в реальности могли бы стоять и стримонские пеласты).
Статью подготовил: Абакумов Д. А. (Ayoe)