Гардарика

Дильмун в мифологии


География: Вавилоняне и шумеры использовали три названия Персидского залива: Нижнее море (по аналогии с Верхним=Средиземное море), Горькое море и Море Восходящего Солнца т.е. буквально место где восходит Солнце.

Возникает вопрос, почему боги избрали Дильмун обителью человека спасенного ими от потопа ? Ведь во всех других более поздних версиях мифа о потопе, корабль приставал к горе.

Все злобные бури, все ураганы, все они собрались вместе.
Потоп свирепствует надо всем миром.
Семь дней. Семь ночей.
Когда потоп отбушевал над Страною,
Злобный ветер высокой волною
Отшвырял огромное судно,
Солнце взошло, осветило небо и землю,
Зиусудра в огромном своем корабле отверстие сделал,
И солнечный луч проник в огромное судно.
Царь Зиусудра
Пал ниц перед солнцем-Уту.
Царь быков заколол, много овец зарезал.


Разрушено около 40 строк.

Жизнью небес и жизнью земли они поклялись,
Ан и Энлиль жизнью небес и земли поклялись о том.
Кто укрылся,
Дабы живое из земли поднялось,
Дабы оно для них вышло.
Царь Зиусудра
Пред Аном, Энлилем смиренно простерся.
Энлиль с Зиусудрою ласково заговорили.
Когда жизнь, словно богу, ему присудили,
Жизнь долгую, словно богу, ему изрекли,
Тогда они царя Зиусудру,
Кто имя жизни сберег, человечества семя спас,
Поселили его в стране перехода, в стране Дильмун, там,
Где солнце-Уту восходит [...]
“Ты [...]”


Конец разрушен.
 

По всей видимости ответ на вопрос об особом положении Дильмуна содержится в мифологической поэме "Энки и Нинхурсаг". Энки один из центральных богов шумерского пантеона, бог-покровитель Эриду, самого южного, и по преданию самого древнего города шумеров, бог бездны. Кстати, любопытно, что английское слово abyss (бездна) - единственное слово английского языка, заимствованное из шумерского языка; причем за тысячи лет смысл его нисколько не изменился. Первоначально шумерское абзу подразумевало подземные воды. Шумеры верили, что земля и море покоятся на другом море—абзу. В отличие от обычного, соленого моря абзу — пресное. Не только в преданиях, но и на самом деле они четко разделены: ложе соленого моря не дает водам смешиваться. В представлении шумеров абзу было источником всей пресной воды; реки брали свое начало в подземном море, и оттуда же поступала вода в колодцы и источники. Энки играл роль правителя и стража пресноводного моря. Нинхурсаг — единственная богиня в ряду четырех верховных божеств, в исконном значении — великая Мать-Земля, богиня суши.  

События, описанные в мифе об Энки и Нинхурсаг, происходят в Дильмуне, и поэма начинается восхваления этой страны: 

Священные города — вручи их ему [Энки?],
Священна страна Дильмун.
Священный Шумер даруй ему,
Священна страна Дильмун. 
Священна страна Дильмун, непорочна страна Дильмун, 
Чиста страна Дильмун, священна страна Дильмун.
 
После еще нескольких строк в том же духе следует более конкретный текст. Дильмун священен, потому что там нет хищных зверей, нет болезней, нет старости:
В Дильмуне не каркает ворон, 
Не кричит дикая курица,
Не убивает лев,
Не хватает ягненка волк,
Нет диких псов, пожирающих козлят,
Нет кабанов, пожирающих зерно.
Солод, что вдова рассыпает на крыше,
Птицы небесные не поедают.
Голубь не прячет голову.
Нет больных, говорящих «у меня болят глаза»,
Нет больных, говорящих «у меня болит голова»,
Нет старух, говорящих «я старуха»,
Нет стариков, говорящих «я старик».
 

Затем, очевидно, следует обращение богини Нин-сикиллы к Энки с просьбой даровать Дильмуну воду. Нин-сикилла — дочь Энки; из другой поэмы известно, что Энки назначил Нин-сикиллу богиней-покровительницей Дильмуна. 

Отец Энки отвечает дочери своей Нин-сикилле: 

Пусть Уту, пребывающий в небесах,
Доставит тебе сладкую воду из земли, из подземных источников вод;
Пусть наполнит водой твои обширные водохранилища (?];
Чтобы город твой пил из них воду в достатке;
Чтобы Дильмун пил из них воду в достатке;
Пусть твои колодцы с горькой водой станут колодцами сладкой воды;
Пусть пашни и поля твои отдают тебе свое зерно;
Пусть твой город станет «домом кораблей» обитаемой земли.
 
Вавилоняне и шумеры

Повеление Энки исполняется. И дальнейшие события происходят в этой стране сладкой воды и плодоносных полей. Нинхурсаг взращивает в Дильмуне восемь растений. С. Крамер искусно подытоживает длинное изложение: «Ей удается вызвать их к жизни лишь после сложного процесса, в котором участвуют три поколения богинь, зачатых богом Энки и рожденных без боли и родовых мук». Но Энки поедает эти растения, после чего его поражают восемь недугов. Разгневанная поступком Энки, Нинхурсаг покидает собрание богов и грозит не возвращаться, пока Энки не умрет. Тем не менее лисе удается убедить Нинхурсаг вернуться в собрание богов, и та соглашается исцелить Энки. Для этого Нинхурсаг по числу недугов производит на свет восемь богов и богинь. Последним на свет является бог Эншаг — шумерский эквивалент Инзака, дильмунского бога, чье имя начертано на камне, найденном в Бахрейне Дюраном. 

Примечательно, учитывая прочные местные корни шумерских богов, что государство, которое в письменной истории шумеров и вавилонян выступает как иностранное, играло столь важную роль в их мифологии. Возможно, это объясняется тем, что Энки, повелитель пресных подземных вод, первоначально был дильмунским богом и пересказанный миф перекочевал в Месопотамию из Дильмуна. Во всяком случае, очевидно, что шумерские и вавилонские жители Южной Месопотамии верили, что на заре времен их боги немало времени проводили в Дильмуне и облагодетельствовали эту страну пресной водой, растениями, отсутствием болезней и вечной юностью. А потому, когда Энки спас Зиусудру от потопа и даровал ему вечную жизнь, тому было только естественно поселиться в благословенном краю, где не ведали смерти. В том самом краю, который, судя по всему, в давние времена посетил искавший бессмертия Гильгамеш. Правда, это относится к области догадок т.к. в вавилонском эпосе о Гильгамеше Дильмун прямо не упоминается.

Торговля

При раскопках в Бахрейне были обнаружены предметы, которых объединял один общий фактор: все они были из материалов, которыми не располагал этот остров. Стеатитовые печати и, возможно, миски могли быть изготовлены на Бахрейне, но сам стеатит не был бахрейнским. Он мог попасть на остров из разных мест, потому что отнюдь не редкий минерал. Его можно найти в горах Ирана и Омана и во многих более удаленных районах. Медные рыболовные крючки и множество кусочков необработанной меди — также неизвестного происхождения. Медь, по всем данным, добывалась в Омане, но ее можно было также получить из Индии или из иранского Луристана. Слоновая кость более определенно указывала на Индию. Однако не исключались и другие источники. Сердоликовая бусина могла прибыть в Бахрейн из Индии или с гор Северного Йемена. Говоря о материале, лишь один предмет мог быть бахрейнского происхождения, но как раз тут, можно с уверенностью сказать, что он иноземный. Маленький правильный куб из полированного кремня длиной стороны чуть меньше двух сантиметров. Это гиря, широко употреблявшаяся в городах долины Инда и более нигде.

Обширную торговлю Дильмуна подтверждают и клинописные источники. При раскопках в Уре, в одном из домов были обнаружены документы частного торговца - Эа-насира, занимавшегося импортом и экспортом и между 1813 и 1790 гг. до н. э. и причастного к дильмунской торговле. Дом Эа-насира,- как и многие другие, стоял в тупике, и его боковые стены служили одновременно стенами соседних домов. Он был средних размеров как по современным, так и по древним представлениям. Площадь первого этажа — около 140, верхнего — около 90 квадратных метров. Словом, это отнюдь не самое большое здание на раскопанном Л. Вулли участке. Внутренний двор окружало всего пять помещений. Вулли установил, что прежде дом был больше, но затем два помещения в одном конце отгородили и включили в соседний дом. Видимо, Эа-насир не слишком преуспевал в делах и ему было трудновато тягаться с соседями. Имя Эа-насира упоминается на восемнадцати табличках, большинство, которых найдено в его доме. Из текстов следует, что хозяин посредничал в торговле медью. Преобладали деловые письма с предложением доставить поименованные количества меди со складов такого-то владельца такому-то. Одни письма выдержаны в сугубо деловом тоне, другие звучат довольно желчно — посредника обвиняют в проволочках или поставке слитков скверного качества. Особенно недоволен некий Нанни:
"Ты сказал, придя: „Гимил-Син получит от меня добрые слитки". Это твои слова, но ты поступил иначе, предложил моему посланцу скверные слитки, сказав „Хочешь — бери, не .хочешь — не бери". Кто я такой, чтобы обращаться со мной так высокомерно? Разве мы оба не благородные люди?.. Разве найдется среди диль-мунских купцов хоть один, который обошелся бы со мной таким образом?..»

Итак, Эа-насир — «дильмунский купец», и медь, которой он торговал, поступала в Ур по морю из Дильмуна. Это подтверждается другим документом, перечисляющим, кому и сколько в Уре надлежит получить меди, доставленной на корабле из Дильмуна. Часть груза, предназначенная для Эа-насира, еще не оплачена; видимо, это неспроста. Данная табличка, как и многие другие, повреждена, есть досадные пробелы, но общий смысл ясен. Вот вольный перевод:
"Из 131? мин меди в единицах измерения Дильмуна, полученных [имя утрачено] в Дильмуне, 55? 2 2/3 мины в единицах измерения Дильмуна поставлены нам. В единицах веса Ура это составит 611 талантов 62/3 мины меди, из которых Ала.., передал нам 245 талантов! 54? мины. С Эа-насира причитается за 4271? мины, с Наурум-или причитается за 325 мин, итого за 450 талантов 2? мины меди в единицах измерения Ура. В остатке 161 талант 4? мины меди".
Эта табличка важна по двум причинам. Во-первых, благодаря ей понятно, что приобретенная в Дильмуне медь прибыла туда из какого-то другого места; во-вторых, имеется представление о количествах меди, ввозимых в страны Персидского залива. Единицы измерения Ура известны, и можно перевести их в современныеi меры. Получаются довольно значительные цифры. Приобретенный в Дильмуне груз составлял 18,5 тонн. Доля Эа-насира — приблизительно 5,75 тонны. 

Перечень десятин (налогов) и пожертвований храму Нингал, высившемуся под сенью урского зиккурата, может многое рассказать о составе грузов, прибывавших в Ур из Дильмуна. Медь неизменно занимает видное место; без сомнения, она была главной статьей торговли. Восемь табличек из храма Нингал касаются дильмунской торговли, и все они примерно на сто лет старше табличек из дома Эа-насира. Большинство из них датировано. Они охватывают период от 1907 до 1871 г. до н. э. Вот типичный образец (непрочтенные или. утраченные слова заключены в скобки, неполные выделены курсивом):
"[...] медных слитка по 4 таланта,
4 медных слитка по 3 таланта каждый,
11 сиклей бронзовых плиток,
3 почковидных бусины из сердолика, 
3 „рыбьих глаза" [жемчужины?],
8 [...] камней,
9 сил белого коралла, 3 [.. .]~камней,
5 ? мин жезлов из слоновой кости,
30 кусков черепашьего панциря [?], 
1 деревянный жезл с медным [...], 
1 гребень из слоновой кости,
1 мина меди вместо слоновой кости, 
3 мины камня эллигу,
2 меры сурьмы [для подкрашивания век],
3 сикля мерахду,
[...] счетных досок .[?] из маганского тростника,
3 сикля [...],
15 сиклей аразум,
[...] сиклей хулумум,
[утрачено четыре строки]
доставлено из Дильмуна
дань богине Нингал
от участников плавания

[утрачено пять строк, включая, очевидно, дату]".

Разнообразный перечень, но примечательно, что, за исключением меди, речь идет о мелких партиях явно драгоценных товаров, предметов роскоши. Помимо слоновой кости, панцирей черепах и сурьмы, а также счетных досок (если верно прочтение) из маганского тростника (возможно, подразумевается бамбук) и трех неизвестных предметов говорится о драгоценных и полудрагоценных камнях. Особого внимания заслуживает «рыбий глаз», упоминаемый в пяти из восьми табличек. Можно предполагать, что речь идет о жемчуге, но примечательно, что эти предметы исчисляются поштучно, а не на вес и не в мерах длины, как почти , все остальные товары. Уже из этого видно, что они высоко ценились. Остальные таблички добавляют к этому перечню еще кое-какие предметы. На двух упоминается лазурит и какой-то «огненный камень», еще на двух — золото. Часто говорится о серебре, но в большинстве случаев следует уточнение, что оно служило эквивалентом налога, так что вряд ли серебро входило в состав грузов из Дильмуна. Особенно важно тут упоминание лазурита: единственное известное месторождение которого находилось в Афганистане, откуда могли быть поставлены и некоторые другие товары, но никак не слоновая кость и жемчуг. Получается, что Дильмун служил перевалочным пунктом для товаров из более дальних стран, и большинство предметов роскоши явно указывает на Индийский субконтинент.

Остается два весьма важных вопроса. Один — откуда поступала медь, составлявшая основу дильмунской торговли? Другой — из чего состоял экспорт? Что ввозили в Дильмун месопотамские купцы в уплату за приобретаемые товары? Три таблички дают ответ на оба эти вопроса. Одна из них даже упоминает Дильмун. Она представляет собой квитанцию: некий Ур-гур, "капитан большого судна", расписался в получении "десяти талантов разного рода шерсти обычного качества, погруженной для отправки в Дильмун". Табличка датирована 2027 г. до н. э.; она на сто лет старше перечней дани храму Нингал и почти на 250 лет старше документов Эа-насира. Две другие таблички (2026 и 2024 гг. до н. э.) — тоже квитанции; некий Лу-Эндилла расписался в получении товаров из храма Наннар — главного храма в Уре. В первой квитанции говорится о 60 талантах шерсти, 70 кусках ткани, 180 шкурах и "6 курах доброго кунжутного масла", предназначенных для "уплаты за медь". Вторая содержит уточнение: 15 кусков ткани и 2/3 таланта шерсти предназначены "в уплату за медь из Магана". Отсюда получается, что закупаемая в Дильмуне медь поступала туда партиями почти в двадцать тонн из другой страны, именуемой Маган. Обратим внимание на то, что главным товаром, которым расплачивались за медь, была шерсть и шерстяные ткани. Шерсть оставалась основной статьей месопотамского экспорта в Дильмун и спустя четверть тысячелетия, судя по тому, что одна из табличек, найденных в доме Эа-насира, является распиской в получении пятидесяти кусков ткани с обозначением стоимости каждого куска в серебре. 

Есть еще две таблички времен Эа-насира (одна датирована 1794 г. до и. э.), прямо говорящие, что к чему. Вот текст одной из них:
"Лу-Мешламтае и Нигсисанабса получили в долг от Ур-нинмара 2 мины серебра, 5 кур кунжутного масла и 30 кусков ткани, чтобы внести пай в экспедицию в Дильмун для закупки там меди...".
Вторая табличка поддается прочтению труднее, но речь идет о займе пяти сиклей серебра "для покупки „рыбьего глаза" и других товаров во время экспедиции в Дильмун"

Не следует полагать, что торговлю эту вели одни только месопотамцы. Среди тех, кто вносил налог храму Нингал, двое обозначены как уроженцы Дильмуна. Видимо, дильмунские купцы поселялись в Двуречье, а месопотамские — в Дильмуне, и в перевозках были заняты суда обеих стран.

Почему именно Бахрейн играл столь важную роль на древних торговых путях, понять не трудно. Здесь мореплаватели запасались пресной водой. На всем протяжении Персидского залива только тут и на материке напротив Бахрейна находились обильные пресные источники. Вода, которую бог Энки на заре времен даровал Дильмуну, и в самом деле, как он обещал, принесла процветание этому краю. В одной из версий предания "Энки и Нинхурсаг", найденной в Уре, обращенное к Дильмуну благословение Энки звучит так, что оно прямо относится к теме торговли, поскольку в нем перечисляются практически все импортные и экспортные товары, перечисленные в табличках с данными о дильмунской торговле. Вот оно:

"Пусть страна Тукриш доставит тебе [т. е. Дильмуну] золото из Харали, лазурит.;
пусть страна Мелухха доставит тебе вожделенный [?] драгоценный сердолик, дерево мес-шаган, отменное дерево для кораблей, а также моряков;
пусть страна Мархаши доставит тебе драгоценные камни, хрусталь;
пусть страна Маган Доставит тебе множество меди, прочный.., диорит, камень у, камень шуман;
пусть заморский край доставит тебе слоновую кость.., украшение царя;
пусть страна Заламгар доставит тебе шерсть, добрую руду»;
пусть страна Элам доставит тебе... шерсть, дань; 
пусть священный Ур, престол царства.., город, доставит тебе зерно, кунжутное масло, благородные ткани; тонкие ткани, моряков;
пусть морские просторы принесут тебе изобилие. Город — жилища его превосходны, Дильмун — жилища его превосходны..."

Продолжение следует...

Статью подготовил: ayoe

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.