Гардарика

Первые известия о славянах-христианах в Византии и развитие религиозных связей с Русью до 860 г.


С V-VI вв. прослеживаются торговые и политические связи Византийской империи с восточными славянами Северного Причерноморья. Со стороны Византии осуществлялся набор на военную службу наемников из антов и склавинов (восточных и южных славян).

Со стороны Византии осуществлялся набор на военную службу наемников из антов и склавинов (восточных и южных славян). Торговые отношения между Византийской империей и восточными славянами способствовали созданию крупных древнеславянских городов, вокруг такого города как Киев и произошло объединение полянского племени – ядра будущего государства Киевской Руси.

Христианизация среди многочисленных народов Юго-Восточной Европы проходила разными путями и способами, и началом этого процесса можно считать проникновение христианства с помощью греков на Крымский полуостров в IV веке [1]. Греки, за время пребывания в Крыму, контактировали со многими народами – тавроскифами, аланами, готами, славянами, половцами и другими. Наравне с экономическими и военными связями с восточными славянами, греки имели и религиозные связи.

Религиозные связи славянских народов с Византийской империей прослеживаются с давних времен. Например, при византийском императоре Юстиниане I (527-565) на военную службу набирали «варваров», в том числе антов и склавинов. Военные наемники из числа «варваров», соприкасаясь с культурными и религиозными традициями и обычаями греков-христиан, могли принять христианство греческого образца. Среди крещеных был ромейский (греческий) полководец Дабрагез (ант по происхождению) [2]. По мнению С.В. Алексеева, Дабрагез был первым крещеным славянином, о котором есть сведения [3]. Кроме того, у Дабрагеза был сын Леонтий, который также служил грекам и был крещенным, судя по имени [4]. Есть сведения и о других славянах, например о Сваруне, отличившимся в бою во время кавказской войны 555-556 гг. [5]. Славян на военную службу продолжали набирать и после императора Юстиниана I, на протяжении VI-IX вв. А в X-XI вв. между Византией и Киевской Русью завязываются военные отношения для защиты территорий обеих стран от арабов, хазар, болгар, печенегов и других народов. 

Юстиниан

Данные о религиозных связях греков и восточных славян в конце VIII – первой половине IX вв. содержаться в двух источниках житийного характера. Первым источником является «Житие святого Стефана архиепископа сурожского» (умершего примерно в 790 г.). В ней рассказывается легенда о славянском князе Бравлине (или по другим спискам Бранлив), который, как следует из «Жития», напал на Сурож (современный Судак). В житии рассказывается, что Бравлин пришел из Новгорода (Новагарда), и, прежде чем осадить Сурож, опустошил все побережье Черного моря от Корсуня до Керчи. В результате одинадцатидневной осады, город Сурож был взят и разграблен. Сам Бравлин с мечом бросился к Софийскому собору, который был построен в Суроже и, где находились мощи Стефана Сурожского. Князь захватил драгоценную раку с мощами святого Стефана, но, как рассказывает житие, славянского князя поразил паралич, который был воспринят как кара свыше. Поняв это, Бравлин вернул храму все награбленное, а также приказал своим воинам покинуть город. И когда это не помогло, то князь решился на крещение. Что было сделано архиепископом Филаретом, преемником святого Стефана. К тому же были крещены люди Бравлина. После этого Бравлин почувствовал облегчение, но полное исцеление получил тогда, когда по совету духовенства дал обет освободить всех пленных, захваченных на крымском побережье [6]. 

То, что в житии упоминается город под названием Новгород, скорее совпадение названий, и к современному Новгороду (тот, что в России) не имеет никакой привязки, так как Новгород – это, по сути, Новый город, который мог быть построен на месте старого. Поэтому с названием Новгород было очень много городов у славян. 

В.Г. Васильевский, О.М. Рапов, М.Ю. Брайчевский и другие историки не подвергали сомнению возможность нападения восточных славян на Сурож [7]. Спор идет по поводу подлинности самой легенды и даты ее возникновения. О.М. Рапов пытался доказать, что легенда о Бравлине появилась в конце X в. как идеологическое оружие сурожан против киевского князя Владимира Святославовича. Поэтому, как он считал, и не стал Стефан Сурожский общевизантийским святым, и нельзя утверждать, что какая-либо часть славян была крещена в конце VIII – начале IX века [8]. 

М.Ю. Брайчевский напротив, исходил из того, что эта легенда достоверна, и появилась она примерно в конце VIII – начале IX века. Мотив неожиданной болезни и чудесного исцеления, по его мнению, возможно, является результатом церковной интерпретации совсем не фантастических событий. В медицине поставили бы диагноз этой «болезни» как эпилептический припадок. К тому же факты из жизни Стефана Сурожского доказывают, что он был иконопочитателем, поэтому то он и бежал в Сурож [9]. А так как он умер в период иконоборчества, то, возможно, что из опасения репрессий Стефана не сделали ни общевизантийским, ни местным святым. 

У Никифора имеются известия об репрессивных методах при императоре Константине V Копрониме (741-775), которые применялись к монахам. У него говорится, что «…схватили некоего Стефана, мужа святого и боголюбивого монаха, жившего в затворе в очень тесной хижине на вершине большой горы, называющейся холмом святого Авксентия. Нечестивцы возвели на него обвинение за благочестие и говорили, что он многих обольщает, уча презирать мирскую славу, оставлять дома и семьи, удаляться от царских палат и стремиться к монашеской жизни. За это его подвергли жестоким побоям, присудили к тюрьме, наконец, привязав веревками за ноги и протащив от царской стены к так называемой Бычачьей площади, растерзали, а тело его, как злодея, безбожники бросили в так называемые Могилы Пелагия, куда отправляются трупы некрещеных и подвергшихся смертной казни. Весьма многих, стоявших у власти и служивших в войске, обвинив за поклонение святым иконам, умертвили, как бы уличенных в заговоре: одних предавали разным смертным казням, других подвергали страшным истязаниям, многое множество отправляли в ссылку. Решили даже обязать клятвою всех подчиненных себе не почитать икон святых. Говорят, что видели, как тогдашний архиерей столицы поднимал честные древа и клялся, что он не принадлежит к числу почитающих святые иконы. Такова была дерзость нечестивых» [10]. В результате этих репрессионных методов многие священнослужители предпочитали селиться на окраинах империи. 

Георгий Амастридский

Во втором источнике – «Житии святого Георгия Амастридского» диакона Игнатия, византийского писателя IX в., восточные славяне предстают такими: «Было нашествие варваров, росов – народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия. Зверские нравами, бесчеловечные делами, обнаруживая свою кровожадность уже одним своим видом, ни в чём другом, что свойственно людям...». Далее описывается почти все то, что было упоминаемо в «Житии Стефана Сурожского»: и попытка разграбления святынь «варварами», и неожиданная болезнь славян-русов, и избавление от болезней, когда предводитель оказал почтение христианскому Богу и отпустил пленников [11]. Имя предводителя нам неизвестно, но события в двух «Житиях» очень схожи между собой. Возможно, одно событие было отражено в двух вариантах, что не умаляет факт крещения некой части славян в первой половине IX в. Данное сказание, по мнению О.М. Рапова, возникло между 825 и 842 годами, и нет сомнений в подлинности этого источника [12]. Причем, приведенная характеристика русов была дана и Фотием, Константинопольским патриархом (858-867; 877-886), называя их свирепыми. 

Судя по Бертинским анналам, славяне в первой половине IX в. были активны во взаимоотношениях с Византийской империей. В 839 году к Людовику I Благочестивому (814-840), Западно-Франкскому императору, пришли греческие послы от византийского императора Феофила. Посольство было принято в Ингельгейме. Вместе с посольством были русы: «Он (император Феофил) также послал с ними (с греческими послами) тех самых, кто себя, то есть свой народ называли Рос, которых их король, прозванием Каган, отправил ранее ради того, чтобы они объявили о дружбе к нему, прося посредством упомянутого письма, поскольку они могли [это] получить благосклонностью императора, возможность вернуться, а также помощь через всю его власть. Он не захотел, чтобы они возвращались теми [путями] и попали бы в сильную опасность, потому что пути, по которым они шли к нему в Константинополь, они проделывали среди варваров очень жестоких и страшных народов. Очень тщательно исследовав причину их прихода, император узнал, что они из народа свеонов, как считается, скорее разведчики, чем просители дружбы того королевства и нашего, он приказал удерживать их у себя до тех пор, пока смог бы это истинно открыть, а именно, честно они пришли от того или нет, и это он не преминул сообщить Теофилу через своих упомянутых послов и письмо, и то, что он охотно принял по сильному его желанию, а также если они будут найдены верными, и для них было бы дано разрешение на возвращение в отечество без опасности; их следовало отпустить с помощью; если в другой раз вместе с нашими послами, направленными к его присутствию, появился бы кто-нибудь из таких [людей] он сам должен был назначить решение» [13]. 

Бертинских анналах

Упоминаемые в анналах опасности для послов «Кагана» могли исходить от печенегов, которые в это время заняли степной регион. Утверждение Людовика I Благочестивого о том, что эти послы являются свеонами неверно, только восточные славяне (а именно поляне) могли опасаться печенегов, и через последних пролегал путь к Руси. По мнению Х. Ловмяньского шведы могли быть наняты на службу к славянам [14]. Но в летописных источниках не даются сведения о наборе на службу шведов вплоть до 980 г., где лишь с этого времени становится ясным этническая принадлежность варягов к шведам, нанятые Владимиром Святославичем для борьбы со своим братом Ярополком (972-980), киевским князем. А.Н. Сахаров считал это посольство первым русским [15]. По мнению историков (М.С. Грушевский, Б.А. Рыбаков), каганом мог называться киевский князь, по примеру каганов авар и хазар [16]. Киевский митрополит Иларион (1051-1054) киевских князей (Владимира Святославовича и Ярослава Владимировича) называет также каганами [17]. А у шведов правители назывались ярлами и конунгами. Вопрос об этнической принадлежности варягов к шведам или к славянам остается и на сегодня дискуссионным. Главным является активность восточных славян в международных отношениях в первой половине IX в. 

Примечания

[1] Фарбей О. Джерела з історії християнства в Криму в IV-IX ст. // Український історичний журнал. – 2000. – № 4. – С. 48.

[2] Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. – М.: АН СССР, 1953. – С. 75.

[3] Алексеев С.В. Славянская Европа V-VI веков. – М.: Вече, 2005. – С. 151-152

[4] Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана. – С. 127.

[5] Там же. – С. 123.

[6] Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. – М.: Педагогика, 1987. – С. 20-21.; полный текст легенды о крещении Бравлина можно найти в приложении книги «Крещение Руси» в трудах русских и советских историков. – М.: Мысль, 1988. – С. 298-299.

[7] Рапов О.М. Русская церковь в IX – первой трети XII в. Принятие христианства. – М.: Высшая школа, 1988. – С. 70-71.; Брайчевский М.Ю. Утверждение христианства на Руси. – К.: Наукова думка, 1989. – С. 39. и др.

[8] Рапов О.М. Русская церковь в IX – первой трети XII в. – С. 71-72.

[9] Брайчевский М.Ю. Утверждение христианства на Руси. – С. 37-39.

[10] Творения святого отца нашего Никифора, архиепископа Константинопольского. – Минск: Харвест, 2001. – С. 352-353.

[11] Древняя Русь в свете зарубежных источников. – М.: Логос, 2000. – С. 90-91.

[12] Рапов О.М. Русская церковь в IX – первой трети XII в. – С. 70.

[13] Бертинские Анналы / Ausgewahlte Quellen zur deutschen Geschichte des Mittelalters. Freiherr vom Stein-Gedachtnisausgabe. Bd VI, Darmstadt 1958 [http: //www.vostlit.info./haupt-Dateien/index-Dateien/B.phtml].

[14] Ловмяньский Х. Русь и норманны. – М.: Прогресс, 1985. – С. 128.

[15] Сахаров А.Н. «Дипломатическое признание» Древней Руси (860 г.) // Вопросы истории. – 1976. – № 6. – С. 33.

[16] Грушевський М.С. Історія України-Руси. – К.: Наукова думка, 1991. – Т. I. – С. 396.; Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII-XIII вв. – М.: Наука, 1982. – С. 257.

[17] Златоструй: Древняя Русь X-XIII веков. – М.: Молодая гвардия, 1990. – С. 106.

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.