Гардарика

Происхождение понятия «монголо-татарское иго»


Согласно «Словарю живого великорусского языка» В. И. Даля слово «иго» употребляется в значении «тягости нравственной, гнета управления, чужеземного владычества и порабощения, рабства». В словаре Ожегова дается более общее определение: иго – это угнетающая, порабощающая сила. Сами жители Руси XIII-XV вв. определяли зависимость иначе. Именно поэтому американский исследователь Ч. Гальперин, отмечает, что термин «иго татар» и эквивалентные ему понятия: «татарское иго», «монголо-татарское иго», «ордынское иго», являются анахронизмами, использование которых в отношении периода зависимости Руси от Орды не вполне корректно .

Селезнев Ю. В.Происхождение понятия «монголо-татарское иго» (терминологическая заметка) // Российская история. – 2012. – № 4. – С. 107-110.:

Представление о зависимости русских княжеств от Орды как о «монголо-татарском иге» стало общим местом в современном общественном сознании и широко употребляемым термином как в научной и учебной литературе, так и в публицистических и художественных произведениях 1 См., например: Полубояринова М. Д. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978. С. 8; Кучкин В. А. Русь под игом: как это было. М., 1991; Каргалов В. В. Русь и кочевники. М., 2004. С. 143; Хрусталев Д. Г. Русь: от нашествия до «ига» (30-40 гг. XIII в.). СПб., 2004; Кузьмин А. Г. История России с древнейших времен до 1618 г. Учебник для ВУЗов. Кн. 1. М., 2004. С. 344; Отечественная история. Учебное пособие для студентов неисторических факультетов. Воронеж, 2002. С. 45..

Между тем впервые зависимость Руси от Орды этим термином обозначил в конце XV в. польский хронист Ян Длугош 2 Рудаков В. Н. «Иго» монголо-татар: что стоит за историографическим термином? // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2011. № 3(45). С. 99-100.. Согласно «Словарю живого великорусского языка» В. И. Даля слово «иго» употребляется в значении «тягости нравственной, гнета управления, чужеземного владычества и порабощения, рабства». В словаре Ожегова дается более общее определение: иго – это угнетающая, порабощающая сила. Сами жители Руси XIII-XV вв. определяли зависимость иначе. Именно поэтому американский исследователь Ч. Гальперин, отмечает, что термин «иго татар» и эквивалентные ему понятия: «татарское иго», «монголо-татарское иго», «ордынское иго», являются анахронизмами, использование которых в отношении периода зависимости Руси от Орды не вполне корректно 3 История татар с древнейших времен (в семи томах). Т. III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в. Казань, 2009. С. 432..

-107-

Действительно, в русских летописных памятниках процесс признания власти Батыя рассматривался как почетный и не унизительный. Авторы отмечали оказанные в Орде русским князьям почет и уважение. На протяжении практически всего XIII столетия Лаврентьевская летопись (материалы которой для этого времени большей частью ростовского происхождения 4 Кучкин В. А. Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников (XIII – первая четверть XIV в.) // Русская культура в условиях иноземных нашествий. М., 1990. С. 34.) связывает получение ярлыка на княжение с оказанием большой чести 5  «В лето 1243 великий князь Ярослав поеха в Татары... Батый же почти Ярослава Великою честью... и отпусти и рече ему: Ярославе буде ты старей всех князей в Русском языце»; «В лето 1244 князь Володимер Константинович, Борис Василькович, Василий Всеволодович... поехаша в Татары... Батый же почтив ю честью достойною и отпустив ю... и приехаша с честью на свою землю»; «в лето 1252 иде Александр князь Новгородский Ярославич в Татары и отпустиша и с честью великою даша ему старейшинство во всей братье его». (ПСРЛ. Т. I. М., 2001. Стб. 470, 473). Практически такую же характеристику «ордынской чести» дает «Житие Александра Невского»: в ставке Батыя Александра хан «почьтив же и честно, отпусти» («Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра» // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 5. XIII век. СПб., 2000. С. 366).. Любопытно, что в северо-восточном летописании ханская честь характеризуется как «великая», «достойная», «многая», тогда как для юго-западного летописца она «злее зла». Отношение автора Галицко-Волынской летописи к сложившемуся положению дел отразилось во фразе: «Тогда бяхуть вси князи русции в воли татарьской, покорени гневом Божиим» 6 Галицко-Волынская летопись // Там же. С. 256, 306, 322, 324.. На Руси признали, что «не подобает жити на земли канови и Батыеве, не поклонившеся има» 7  «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Федора» // Там же. Т. 5. С. 156., т.е. Русь – это земля Монгольского императора (канови) и ордынского хана (Батыеве).

Хан Батый Batu Khan

К истечению периода зависимости Руси от Орды, к концу XV в., данное явление определялось понятием «пленить» и «поработить»: «Но точию наши ради согрешениа и неисправления к Богу, паче же отчааниа, и еже не уповати на Бога, попусти Богъ на преже тебе прародителей твоих и на всю землю нашю окаанного Батыа, иже пришед разбойнически и поплени всю землю нашу, и поработи, и воцарися над нами, а не царь сый, ни от рода царьска»8 Послание на Угру Вассиана Рыло // Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина XV в. М., 1982. С. 530, 532.. Однако наиболее близкое, синонимичное «игу» понятие – «ярмо» – впервые встречается только в «Казанской истории», посвященной покорению Иваном Грозным Казани и написанной в 1560-е гг. В частности, там отмечено, что в 1480 г. Иван III победил на Угре хана Ахмата и «тогда великая наша Руская земля освободися от ярма и покорения бусурманского» 9 Казанская история. М.; Л., 1954. С. 57. .

Таким образом, современники рассматриваемого явления определяли его, как «воля татарская», или «пленение татарское». Уже на исходе периода появилось определение, которое можно интерпретировать как «порабощение». И только во второй половине XVI в., когда после освобождения от зависимости сменилось порядка 4-х поколений, и люди забыли реальное наполнение периода ордынского владычества, в русской публицистике появился термин «ярмо» и «покорение».

Однако в современном общественном сознании бытует определение этого периода именно как «ига». Когда же оно вошло в употребление и стало общепризнанным? Автору данных строк удалось обнаружить первое употребление термина в форме «иго татар» в трудах А. Н. Радищева: «пока Иван не сверг иго (здесь и далее курсив мой. – Ю. С.) татар» 10 Радищев А. Н. Полное собрание сочинений в 3 т. Т. 3. М.; Л., 1953. С. 34, 35.. В рассматриваемом вопросе Радищев опирался на труды В. Н. Татищева. Однако у последнего в соответствующих местах определение «иго» отсутствует: «Иоанн Великий, в царях I, а в великих князях сего имени III, опровергнув власть татарскую» и «Иоанн Великий, как сказано, отвергнув власть татарскую» 11 Татищев В. Н. История Российская. Т. 1. М., 2003. С. 491, 493.. Следовательно, в России именно Радищев впервые (между 1782 и 1789 гг.) применил термин «иго» к определению периода владычества монголотатар над Русью.

Взятие Казани Иваном Грозным, последний бой у мечети

В научной литературе подобная формулировка встречается в знаменитой «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина (1809-1820): «Таким образом Димитрий мог надеяться в одно время и свергнуть иго татар, и возвратить отечеству прекрасные земли, отнятые у нас Литвою»; «Предложим замечание любопытное: иго татар обогатило казну великокняжескую исчислением людей, установлением поголовной дани и разными налогами, дотоле неизвестными, собираемыми будто бы для хана, но хитростию князей обращенными в их собственный доход: баскаки, сперва тираны, а после мздоимные друзья наших владетелей, легко могли быть обманываемы в затруднительных счетах» 12 Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 5. СПб., 1842. Стб., 30, 221..

-108-

В силу значимости и общественного резонанса труда Карамзина понятие быстро распространилось в общественном сознании. В этом плане особенно показательно, что примерно к этому же времени, точнее к 1820 г., относится первое появление данного термина в учебной литературе. Е. Константинов в своей «Учебной книге» в частности отметил: «Между тем Россия подпала совершенно под иго Татар. Батый, завоевав большую часть Польши, Венгрию, Кроацию, Сервию, Дунайскую Болгарию, Молдавию, Волахию, и приведши в ужас Европу, вдруг остановил бурное стремление Моголов и возвратился к Волге. Там, именуясь Ханом, утвердил он свое владычество над Россиею, землею Половецкою, Тавридою, странами Кавказскими и всеми от устья реки Дона до самого Дуная» 13 Константинов Е. Учебная книга истории государства Российского. СПб., 1820. С. 63..

Таким образом мы видим, что только в последнее 20-летие XVIII в. – первое 20-летие XIX в. привычное ныне понятие «иго татар» появилось и стало употребляться в публицистике, научной и учебной литературе, а затем проникло в широкие слои общества. Уже, к примеру, В. Н. Майков в 1846 г. варьирует его, превращая в татарское иго: «Необозримая плоскость земли, которую мы населяем, и татарское иго, которое перенесли мы в продолжение двух с половиной веков»; «судьба наслала на Россию татарское иго со всеми его последствиями»14 Майков В. Н. Стихотворения Кольцова с портретом автора, его факсимиле и статьею о его жизни и сочинениях (1846) // В. Н. Майков. Литературная критика. Статьи, рецензии. Л., 1985. С. 141, 142..

Любопытно, что вариант «монгольское иго» встречается в публикациях народовольцев: «Монгольское иго обрушилось на русскую землю, разъединенную, обессиленную княжескими междоусобиями»; «сброшено было монгольское иго не патриотическим одушевлением, а пропитанною татаризмом государственною властью»; «итак, вот четыре исторические силы, остановившие свободное, самобытное развитие народа и определившие характер нашего государственного строя: варяжская дружина, византийство, монгольское иго и немецкий бюрократизм»15 Народная воля. Социально-революционное обозрение. № 8-9 // Народная воля. № 8-9, 1882..

Вслед за российскими учеными и общественными деятелями К. Маркс называет подчинение Руси ханам «кровавым болотом монгольского ига», которое «оскорбляло и иссушало самую душу народа, ставшего его жертвой» 16 Marks K. Secret diplomatic history of the eighteenth century. L., 1899. P. 78; Маркс К. Разоблачения секретной дипломатии истории XVIII в. // Вопросы истории. 1989. № 4. С. 5-6.. Это высказывание определило использование термина в советской историографии.

Утро на Куликовом поле Бубнов А.П.

Термин «ордынское иго» впервые появляется в курсе лекций В. О. Ключевского: «И внешняя оборона земли не давала прежней пищи боевому духу дружин: из-за литовской границы до второй половины XIV в. не было энергического наступления на восток, а ордынское иго надолго сняло с князей и их служилых людей необходимость оборонять юго-восточную окраину, служившую для южных князей XII в. главным питомником воинственных слуг, и даже после Куликовского побоища в эту сторону шло из Руси больше денег, чем ратных людей» 17 Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций. В 3 кн. Кн. I. М., 1993. С. 325.; «И точно так же, как у себя дома, в Кремле, среди придворных слуг своих, Иван начал выступать более торжественной поступью и во внешних сношениях, особенно с тех пор, как само собою, без бою, при татарском же содействии, свалилось с плеч ордынское иго, тяготевшее над северо-восточной Русью 2 столетия (1238-1480)»18 Там же. С. 437-438..

Значение термина для русского сознания наглядно демонстрируется в трудах евразийцев, которые оценивали период ордынского владычества как достаточно положительное явление. К примеру, кн. Н. С. Трубецкой писал: «влияние монгольской государственности на русскую остается совершенно невыясненным. Достоверно известно, что Россия была втянута в общую финансовую систему монгольского государства, и тот факт, что целый ряд русских слов, относящихся к финансовому хозяйству и продолжающих жить в русском языке даже и поныне, являются словами, заимствованными из монгольского или татарского (например, казна, казначей, деньга, алтын, таможня), свидетельствует о том, что монгольская финансовая система в России не только была воспринята и утвердилась, но и пережила татарское иго»19 Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 241.. В ином месте тот же автор пишет: «Монгольское иго длилось более двух веков. Россия попала под него, еще будучи агломератом удельных княжеств, самостийнических, разрозненных, почти лишенных понятий о национальной солидарности и о государственности» 20 Трубецкой Н. С. О туранском элементе в русской культуре // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. М., 1993. С. 75.. То есть, несмотря на в целом позитивное отношение к «монгольскому периоду», евразийцы предпочитают использование устоявшегося термина с негативной окраской – «иго».

-109-

Таким образом, с одной стороны, термин «иго» (татар, татарское, монгольское, монголо-татарское, ордынское) в целом можно признать анахронизмом, свойственным более историографической традиции, общественному сознанию, нежели реальному положению дел. Наиболее адекватным, близким к пониманию современников будет, на наш взгляд, определение «ордынская неволя». С другой стороны, справедливости ради необходимо отметить, что такие понятия, как «неволя», «рабство», «ярмо» и «иго» близки по значению, по сути – синонимичны. Отдельные оттенки значений стираются в общем представлении о том периоде, что позволяет применять вышеозначенные термины как равнозначные.

Studia Slavo-Rossica (c)

Примечания:

  1.  См., например: Полубояринова М. Д. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978. С. 8; Кучкин В. А. Русь под игом: как это было. М., 1991; Каргалов В. В. Русь и кочевники. М., 2004. С. 143; Хрусталев Д. Г. Русь: от нашествия до «ига» (30-40 гг. XIII в.). СПб., 2004; Кузьмин А. Г. История России с древнейших времен до 1618 г. Учебник для ВУЗов. Кн. 1. М., 2004. С. 344; Отечественная история. Учебное пособие для студентов неисторических факультетов. Воронеж, 2002. С. 45.
  2.  Рудаков В. Н. «Иго» монголо-татар: что стоит за историографическим термином? // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2011. № 3(45). С. 99-100.
  3.  История татар с древнейших времен (в семи томах). Т. III. Улус Джучи (Золотая Орда). XIII – середина XV в. Казань, 2009. С. 432.
  4.  Кучкин В. А. Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников (XIII – первая четверть XIV в.) // Русская культура в условиях иноземных нашествий. М., 1990. С. 34.
  5.   «В лето 1243 великий князь Ярослав поеха в Татары... Батый же почти Ярослава Великою честью... и отпусти и рече ему: Ярославе буде ты старей всех князей в Русском языце»; «В лето 1244 князь Володимер Константинович, Борис Василькович, Василий Всеволодович... поехаша в Татары... Батый же почтив ю честью достойною и отпустив ю... и приехаша с честью на свою землю»; «в лето 1252 иде Александр князь Новгородский Ярославич в Татары и отпустиша и с честью великою даша ему старейшинство во всей братье его». (ПСРЛ. Т. I. М., 2001. Стб. 470, 473). Практически такую же характеристику «ордынской чести» дает «Житие Александра Невского»: в ставке Батыя Александра хан «почьтив же и честно, отпусти» («Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра» // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 5. XIII век. СПб., 2000. С. 366).
  6.  Галицко-Волынская летопись // Там же. С. 256, 306, 322, 324.
  7.   «Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Федора» // Там же. Т. 5. С. 156.
  8.  Послание на Угру Вассиана Рыло // Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина XV в. М., 1982. С. 530, 532.
  9.  Казанская история. М.; Л., 1954. С. 57.
  10.  Радищев А. Н. Полное собрание сочинений в 3 т. Т. 3. М.; Л., 1953. С. 34, 35.
  11.  Татищев В. Н. История Российская. Т. 1. М., 2003. С. 491, 493.
  12.  Карамзин Н. М. История государства Российского. Т. 5. СПб., 1842. Стб., 30, 221.
  13.  Константинов Е. Учебная книга истории государства Российского. СПб., 1820. С. 63.
  14.  Майков В. Н. Стихотворения Кольцова с портретом автора, его факсимиле и статьею о его жизни и сочинениях (1846) // В. Н. Майков. Литературная критика. Статьи, рецензии. Л., 1985. С. 141, 142.
  15.  Народная воля. Социально-революционное обозрение. № 8-9 // Народная воля. № 8-9, 1882.
  16.  Marks K. Secret diplomatic history of the eighteenth century. L., 1899. P. 78; Маркс К. Разоблачения секретной дипломатии истории XVIII в. // Вопросы истории. 1989. № 4. С. 5-6.
  17.  Ключевский В. О. Русская история. Полный курс лекций. В 3 кн. Кн. I. М., 1993. С. 325.
  18.  Там же. С. 437-438.
  19.  Трубецкой Н. С. Наследие Чингисхана. М., 1999. С. 241.
  20.  Трубецкой Н. С. О туранском элементе в русской культуре // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. М., 1993. С. 75.
Статью подготовил: Лущай Ю.В. (Christian)