Гардарика

Княжеские курганы


Ранне-исторические традиции как на Руси, так и в других странах эпохи раннего средневековья опирались на предшествующую дописьменную традицию, сохранявшуюся и фиксировавшуюся памятниками погребального культа - могилами правителей, имена которых сохраняла фольклорная память.

В. Я. ПетрухинКняжеские курганы и верховная власть в начальном летописании

Существенно, что могила первого призванного князя - новго­родского Рюрика летописной традиции - неизвестна начальному летописанию, как неизвестна и могила легендарного основателя Киева - Кия. Первые «могилы» - курганы правителей, упомяну­тые как НПЛ, так и ПВЛ - могилы Аскольда и Дира, которых как узурпаторов «не княжеского рода» убил князь Олег при захвате Киева. Значение этих данных не было оценено, в частности, в тек­стологических штудиях А.А.Шахматова: исследователь исключил из своей реконструкции Древнейшего киевского свода упомина­ние конкретных «адресов» этих киевских урочищ - Аскольдовой и Дировой могил (ср.: Шахматов 2002: 362). Между тем именно информация, которую содержала историческая память о княже­ских могилах, позволяет понять те проблемы, с которыми столк­нулись первые русские летописцы при воссоздании самого темно­го периода начальной русской истории, периода вокняжения пер­вых князей. Наследники Олега должны были передать летописцам легенду о призвании варягов - легитимных князей во главе с Рюриком, но в эпоху составления первых сводов в Киеве еще выси­лись курганы Аскольда и Дира (недаром НПЛ и ПВЛ приводят их точные координаты), и киевляне знали, что это - могилы древних князей (ср.: Ловмяньский 1985: 143).

-189-

Составитель ПВЛ обошел эти сложности, изобразив Аскольда и Дира боярами Рюрика, которых тот отпустил на Царьград: они вокняжились в выморочном Киеве и возглавили поход руси на Царьград при Михаиле III, рассказ о котором летописец заимствовал из известного ему хронографа. Олег изображается членом призванного в Новгород княжеского рода и регентом-кормильцем при малолет­нем Игоре; он убивает Аскольда и Дира, устанавливая власть леги­тимного, призванного рядить «по праву» княжеского рода в Киеве.
Олег у врат Константинополя Oleg had of ConstantinopleОснования составления соответствующих текстов НПЛ неяс­ны: здесь Игорь, как законный князь, расправляется с Аскольдом и Диром, Олег же изображается его воеводой; но обличение Иго­рем Аскольда и Дира как узурпаторов в тексте НПЛ лишено смысла, ибо ничего не говорится об их происхождении из дружи­ны Рюрика. Новгородский летописец пытается прояснить их про­исхождение во вставке в рассказ о братьях - основателях Киева, сообщая, что по смерти Кия и его братьев неведомо откуда в Киев «приидоста два Варяга и нарекостася князема» (НПЛ: 106). Далее говорится о призвании варяжских князей. Текст НПЛ об Аскольде и Дире очевидно отсылает к тексту ПВЛ, где Аскольд и Дир «придоста» в Киев из Новгорода по пути из варяг в греки. Но нов­городцу требовалось развести новгородскую и киевскую историю, о чем он заявлял во введении к летописи, противопоставляя Нов­городскую волость Киевской. Этот текст НПЛ не раз использова­ли сторонники исконной династии «Киевичей», к которой припи­сывали Аскольда и Дира (начиная с Яна Длугоша - см. анализ его известий: Флоря 1990).
Такому разведению судеб Новгорода и Киева, видимо, спо­собствовала и информация о могиле Олега, которая, согласно, НПЛ, находилась в Ладоге (киевские летописцы знали эту могилу у горы Щекавица). Текст НПЛ о смерти Олега явно представляет собой неудачное сокращение текста ПВЛ, ибо фраза о возвраще­нии Олега из похода на греков (заимствованная из ПВЛ): «И прозваша и Олга вещий; и бяху людие погани и невегласи» (НПЛ: 109) лишена смысла - новгородцем исключен текст о смерти от коня, а ведь именно он был призван разоблачить невежествен­ность почитателей Олега.

-190-

Неясно, насколько основательной была традиция о могиле Олега в Ладоге: позднейшее приурочение этого названия к одной из ладожских сопок вторично - скандинавы не хоронили в словенских сопках. Впрочем, для фольклорной тра­диции можно предполагать варианты преданий с разными локали­зациями могилы одного и того же героя или несколько могил, приписываемых одному и тому же лицу (ср.: Ловмяньский 1985: 143 и книжный сюжет о могилах Хальвдана в «Круге земном» Снорри Стурлусона).
Тем не менее, известие о могиле Олега в Ладоге давало новго­родскому летописцу основания для создания собственной версии истории Олега. Могилы же Аскольда и Дира ставили перед киев­ским летописцем сложную проблему первенства князей. Очевид­но, что киевские урочища заставили составителя ПВЛ сконструи­ровать книжный сюжет о доисторическом (дорусском) походе на Царьград и изобразить Кия первым князем - основателем города, в соответствии с традициями средневековой этимологии (исполь­зуя информацию о Киевце на Дунае и название самого Киева: Петрухин 2004).

-191-
Studia Slavo-Rossica (c)
 
Статью подготовил: Лущай Ю.В. (Christian)