Гардарика

Религиозные представления западноевропейских авторов XV ст. о Северной Руси


Лущай Ю. В. Релігійні уявлення західноєвропейських авторів XV ст. про Північну Русь // Збірник наукових праць Харківського національного педагогічного університету ім. Г. С. Сковороди. Серія «Історія та географія». – Харків: Колегіум, 2016. – Вип. 53. – С. 172–179 (перевод с украинского языка):

В статье рассматриваются и анализируются сведения западноевропейских источников XV века, где содержится информация о религиозной жизни населения Северной Руси. В этот период возобновляется интерес к северорусскому региону со стороны европейских путешественников, дипломатов, хронистов. В данной работе исследуются три дорожных записки (Жильбер де Ланноа, Иосафат Барбаро, Амброджо Контарини) и одна хроника (Ян Длугош). Все авторы демонстрируют равнодушие к религиозной теме, поэтому сведений не так много.

Ж. Ланноа отмечает про наличие в руководстве Новгородом епископа и существования епископской резиденции в церкви св. Софии. И. Барбаро кратко характеризует религиозную ситуацию в Новгороде, что вместе с информацией из древнерусских источников дает полную картину религиозной жизни в городе. А. Контарини сообщает об отношении населения Москвы к католичеству и наличии у них главы церкви. Я. Длугош рассказывает об особой русской церкви, а также называет их схизматиками. Все источники говорят либо про греческое вероисповедание у северорусских жителей, либо про иную религию, чем у иностранцев. В дополнение привлекаются древнерусские источники, в частности летописи.

Постановка проблемы. Привлечение информации о религиозных представлениях западноевропейских авторов о Северной Русь помогает в раскрытии картины, как развития северорусского региона, так и в осмыслении взглядов иностранцев на религиозную жизнь северорусского населения.

Анализ актуальных исследований. Религиозная тема по истории древнерусского населения позднесредневекового периода привлекала внимание исследователей. Они сосредотачивались на определенной информации, но не было комплексного анализа сведений. Этой темы касались обще или сосредотачиваясь на конкретном источнике в своих работах Б. Я. Рамм, И. Ю. Максимова, О. В. Кузьмина, О. Ф. Кудрявцев и другие [29; 17; 10, 9]. Также некоторые данные уже рассматривались самим автором [14; 15]. Главными западноевропейскими источниками выступают три путевые записки и одна хроника. Для разъяснения некоторых мест используются древнерусские источники.

Целью статьи является анализ информации западноевропейских источников XV века касаемо религиозных представлений их авторов о Северной Руси.

Изложение основного материала. С XV в. начинается новый виток интереса западноевропейских путешественников и хронистов к Северной Руси. Тем не менее, информации о религиозной жизни северорусского населения было ими оставлено не так много. Но и эта информация представляется интересной и требует рассмотрения. Фламандский путешественник и рыцарь Жильбер де Ланноа (1386-1462) отмечает в своем дневнике (под 1413 г.), что жители Руси имеют «христианскую религию по своему обряду, такой же как и у греков». Также у него упоминается о существовании у новгородского населения епископа, который руководил этим городом вместе с посадниками и тысяцкими, и соборной церкви св. Софии, которая была епископской резиденцией [45, p. 19]. Под епископом нужно понимать митрополита Новгородского и Псковского, которым в то время был Иоанн III (1388-1414). Путешественник лично знал митрополита, потому что был в его гостях и за все время проживания в Новгороде каждый день от него получал пищу и питье [14, с. 112].

Венецианский путешественник и дипломат Иосафат Барбаро (1413-1494) в «Путешествии в Тану» сообщает некоторые важные данные, хотя и кратко, о религиозной ситуации в Новгороде. Однако сначала, где описываются южные границы Руси и, в том числе, Рязань, речь идет о том, что все население было христианами греческого обряда [2, с. 157]. Что касается уже Северной части Руси, приводится информация о наличии среди жителей Новгорода многих еретиков. Как описывает И. Барбаро, население этого города понемногу переходило в католичество. Также им отмечалось, что одни были верующими, а другие нет. Когда именно это происходило, у него не говорится. Также не приводятся и причины перехода в католичество. Однако И. Барбаро знал о покорении московским князем Иваном III в 1478 г. Новгорода [2, с. 159]. Как писал Я. Длугош под 1479 г.: «наполняло грустью тот факт, что новгородчина, как крупнейшая и богатейшая среди русских земель, досталась московскому князю» [42, s. 457]. Далее можно сравнить данные И. Барбаро с имеющейся информацией в древнерусских источниках.

Согласно Псковской третьей летописи, 8 ноября 1470 г. князем Новгорода стал Михаил Олелькович (правнук литовского князя Ольгерда Гедиминовича) [26, с. 172]. Хронисты Ян Длугош и Мацей Стрыйковский его называют наместником (у Я. Длугоша «praefectus regius» - королевский наместник) [38, p. 263; 44, s. 272]. До Михаила Олельковича некоторые литовские князья уже получали в кормление от новгородцев какую-то часть Новгородской земли (Ладогу, Орешок, Карельскую землю и другие территории), а также, как и он, становились наместниками [32; 43]. Одной из версий такого приглашения была угроза войны с немцами, так как в 1470 г. была блокада Ганзой Новгорода в торговом отношении [10, с. 328]. Блокада завершилась в 1472 г. подписанием мирного договора [31, с. 112]. Однако нельзя также сбрасывать со счетов желание новгородской верхушки стать независимыми от Московского князя (дальше будет об этом). 15 марта 1471 г. Михаил покинул город (что произошло до заключения договора между польским правителем и новгородским боярством), после того как узнал о смерти брата Семена, киевского князя [26, с. 175].

В свите князя Михаила Олельковича был Схария и вместе с князем из Киева он приехал в Новгород для торговых дел. По мнению Иосифа Волоцкого, именно Схария и был тем человеком, который основал в Новгороде так называемую «ересь жидовства» [24, с. 23]. Некоторое время эта ересь жила и свободно распространялась, пока в 1487 г. не началась борьба новгородского и псковского архиепископа Геннадия (1484-1504) с этим религиозным направлением [4, с. 81-85]. Можно предположить, что именно об этом пишет И. Барбаро, когда сообщает о популярности еретичества у новгородцев. До движения еврейства была ересь стригольников, но оно к тому времени уже не было активным. Последняя треть XIV - первая четверть XV в. считается временем для этого движения [1, с. 93; 19, с. 107]. Хотя существует мнение, что некоторые рецидивы были и в конце XV в. [18, с. 323] Скорее всего, информацию о делах в Новгороде И. Барбаро получил не позже 1487 г.

Сведения И. Барбаро о постепенном переходе новгородцев в католичество отражают отзвуки реальных событий. Согласно некоторым летописям, с начала 70-х гг. среди боярства Новгорода были сильны позиции Марфы Борецкой и ее детей, которые были сторонниками польского правителя [21, с. 284; 23, с. 159]. Борецкая больше известная как Марфа Посадница, вдова посадника Исаака Андреевича Борецкого [36, с. 60]. По утверждению Н. Л. Пушкаревой, она приобрела политический вес благодаря своему богатству [27, с. 53]. Промосковский летописец пытался очернить М. Борецкую, почему и приписал ей стремление выйти замуж за кого-нибудь из литовских князей (например, Михаила Олельковича) [20, с. 185]. Некоторые историки относились к этому известию с доверием [6, с. 19; 16, с. 141]. Однако Н. И. Костомаров скептически относился к факту замужества, считая невозможным брак женщины в почтенном возрасте [8, с. 154-155]. А. Е. Пресняков считал это слухами [25, с. 432], а Р. Г. Скрынников клеветой [33, с. 185]. Более подробно события 1471 г. рассмотрено в работах Я. С. Лурье [11; 12; 13].

Согласно договору, заключенному польским королем и литовским князем Казимиром IV с новгородской верхушкой в марте-мае 1471 г. (принимаем датировки В. Л. Янина [36, с. 187-188]), король должен был «боронити Велики Новгородъ» от московского князя и его родных [3, с. 130]. В религиозном плане там говорилось: «А у насъ тебѣ, честны Король, вѣры Гречскіе православне нашей не отримати; а гдѣ будетъ намъ Великому Новугороду любо въ своемъ православномъ хрестьянствѣ, ту мы владыку поставимъ по своей воли; а Римскихъ церквей тебѣ, честны Король, въ Великомъ Новѣгородѣ не ставити, ни по пригородомъ Новогородцкимъ, ни по всей земли Новогородцкой» [3, с. 132]. То есть, вопрос об обязательном переходе в католичество, когда велись переговоры с королем, не ставился. Наоборот, было отстаивание продолжение существования в Новгороде православия. Однако нельзя исключать того, что некоторые жители города, которые симпатизировали королю, могли стать католиками. Поэтому известие И. Барбаро о постепенном переходе населения в католичество могло быть верным. Только масштабы, скорее всего, незначительные.

22 марта 1471 г. архиепископу новгородскому и псковскому Феофилу была послана грамота от митрополита московского Филиппа. Он в нем пытался убедить Феофила не отходить от московского князя [30, стб. 721-732]. В частности, упрекая, что те стремились к мятежу и расколу православной церкви: «оставя православне и великую старину да приступити къ Латыномъ» [30, стб. 726]. Летописец Московского летописного свода писал о двух направлениях в Новгороде - одни стояли на польско-литовской позиции, другие на промосковской. Согласно этому источнику, новгородцы отступали якобы от христианства к латинству [21, с. 284-286]. В реальности же никакого ухода не было. Скорее можно было видеть в течение последней трети XV - начале XVI в. некоторую популярность еврейства в Новгороде (так называемая «ересь жидовства») [28].

Еще один венецианский путешественник сообщает некоторые сведения. В «Путешествии в Персию» Амброджо Контарини (1429-1499) есть несколько упоминаний религиозного характера. Когда он был в Москве, то встретил в этом городе мастера Аристотеля (Фиораванти) из Болоньи, который строил церковь на площади [2, с. 227]. В Московском летописном своде отмечается, что болонской мастер под 1475 г. в Москве начал строительство двух церквей (построил только Успенский собор в Московском Кремле, о котором и вспоминает А. Контарини). Затем в 1478 г. ремонтировал мост через реку Волхов [21, с. 303, 317, 323-324]. Также А. Контарини пишет, что у жителей Москвы «есть свой папа, как глава церкви их направления, нашего же они не признают и считают, что мы совсем погибшие люди» [2, с. 228]. По мнению О. Ф. Кудрявцева, этим текстом путешественник показывал, что в московском православии рождалось осознание о своей высокой спасительной миссии [9, с. 161]. Московским митрополитом тогда был Геронтий (1473-1489) [21, с. 301; 22, с. 500], которого и называет итальянский путешественник западным термином «папа». В первом случае церковь упомянута, потому что строил ее тогда итальянец. Во втором случае скорее оброненная кем-то фраза, без уточнения. А. Контарини не особо интересовался религиозной темой, и поэтому он не углублялся в нее, когда собирал информацию во время посещения Северной Руси. И поэтому не ясно его отношение к христианам греческого направления на Руси.

Польский хронист Ян Длугош (1415-1480) в своих «Хрониках славного королевства Польши» больше внимания уделял тем территориям Руси, на которые претендовала Польша. Религиозных вопросов относительно Руси и ее населения хронист почти не касался. Фактически им происходило игнорирование этой темы, в том числе вопросов церковной унии [34, с. 20; 17, с. 42]. Позднесредневековая информация о Северной Руси в хронике содержится в 10-12 книгах, начиная с 1406 и до 1479 г. [7, с. 31-34] Я. Длугош под 1309 г. сообщает о посольстве от Римского папы Климента V к неизвестному королю русов (предполагается, что это галицко-волынский князь Юрий Львович [35, с. 61; 5, с. 74]). Главной целью посольства была попытка уговорить правителя отказаться от схизмы, но греческая вера была ему милее, чем «чистая вера католическая» [39, s. 69]. Польский хронист русов называл схизматиками [41, s. 414]. В одном месте под 1431 г. говорится, что король Владислав давал своему родственнику Федору Любартовичу город Владимир с его округой (видимо Владимир-Волынский), но тот был схизматиком русского обряда (schismatico ritus Ruthenorum) [37, p. 27; 40, s. 34]. Судя по данным А. Контарини, такое восприятие хронистом некоторых исторических деятелей показывает реальные дела развития православия на всем пространстве Руси как особого религиозного направления христианства.

Выводы и перспективы дальнейших исследований. В статье были рассмотрены четыре западноевропейские источники XV века - три путевых записки от Жильбера де Ланноа, Иосафата Барбаро и Амброджо Контарини, и одна хроника Яна Длугоша. Другие западноевропейские источники этого периода не касаются религиозной тематики. Все рассмотренные авторы подробно не освещают эту тематику, тем не менее, представляют несколько интересных сведений. Ж. Ланноа сообщает о состоянии управления Новгородом, когда одним из руководителей города был епископ. Как в статье показано, И. Барбаро в нескольких строках передает данные о религиозной жизни Новгорода, что кое-что подтверждается древнерусскими источниками. Он коротко освещает проблему существования еретиков (т.е. жидовствующих) и перехода в католичество (которое было возможным). А. Контарини оставил записи об отношении северорусского населения к католичеству и существования у них своего главы религиозной организации вроде Римского папы. К этому можно добавить сведения Я. Длугоша, информирующий о существовании особой церкви в русов. Все авторы называют население Северной Руси принадлежащих к другой христианской церкви, чем католичество. Я. Длугош в целом русов называет схизматиками, а конкретных исторических деятелей также называет представителями русского религиозного обряда. В дальнейшем возможно расширение видов источников для исследования религиозного вопроса.

Литература

1. Алексеев А. И. Сочинения Иосифа Волоцкого в контексте полемики 1480–1510-х гг. / А. И. Алексеев. – СПб.: Российская национальная библиотека, 2010. – 390 с.

2. Барбаро и Контарини о России: К истории итало-русских связей в XV в. / Пер. Е. Ч. Скржинской. – Л.: Наука, 1971. – 276 с.

3. Грамоты Великого Новгорода и Пскова / Под ред. С. Н. Валка. – М.-Л.: Академия наук СССР, 1949. – 408 с.

4. Зимин А. А. Россия на рубеже XV–XVI столетий (Очерки социально-политической истории) / А. А. Зимин. – М.: Мысль, 1982. – 334 с.

5. Исаевич Я. Д. Галицко-Волынское княжество в конце XIII начале XIV в. / Я. Д. Исаевич // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1987 г. – М.: Наука, 1989. – С. 71–77.

6. Карамзин Н. М. История государства Российского / Н. М. Карамзин; Под ред. А. Н. Сахарова. – М.: Наука, 1998. – Т. VI. – 468 с.

7. Карнаухов Д. В. История русских земель в польской хронографии конца XV – начала XVII в. / Д. В. Карнаухов. – Новосибирск: Государственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения РАН, 2009. – 232 с.

8. Костомаров Н. И. Севернорусские народоправства во времена удельно-вечевого уклада / Н. И. Костомаров. – СПб.: М.М. Стасюлевич, 1886. – Т. I. – 414 с.

9. Кудрявцев О. Ф. Визит поневоле: Россия Ивана III глазами венецианского посла Амброджо Контарини / О. Ф. Кудрявцев // Средние века. – М.: Наука, 2014. – Вып. 75 (1–2). – С. 137–170.

10. Кузьмина О. В. Церковь и политическая борьба в Новгороде в XIV–XV веках / О. В. Кузьмина. – Великий Новгород, 2007. – 407 с.

11. Лурье Я. С. Две истории Руси XV века / Я. С. Лурье. – СПб.: Д. Буланин, 1994. – 240 с.

12. Лурье Я. С. Житийные памятники как источники по истории присоединения Новгорода / Я. С. Лурье // Труды Отдела древнерусской литературы. – СПб.: Д. Буланин, 1993. – Т. XLVIII. – С. 192–195.

13. Лурье Я. С. Летописные известия о победе над Новгородом в 1471 г. / Я. С. Лурье // Вспомогательные исторические дисциплины. – Л.: Наука, 1991. – Т. XXII. – С. 144–157.

14. Лущай Ю. В. Влада Новгорода на початку XV століття по відомостям щоденника Жильбера де Ланноа / Ю. В. Лущай // Збірник наукових праць Харківського національного педагогічного університету ім. Г. С. Сковороди. Серія «Історія та географія». – Харків: Колегіум, 2015. – Вип. 52. – С. 109–114.

15. Лущай Ю. В. Псков та його населення за відомостями західноєвропейських джерел XIII-XV століття / Ю. В. Лущай // Наукові записки Тернопільського національного педагогічного університету ім. В. Гнатюка. Серія Історія. – Тернопіль: ТНПУ ім. В. Гнатюка, 2014. – Вип. 2. Ч. 2. – С. 193–199.

16. Мавродин В. В. Образование русского национального государства / В. В. Мавродин. – Л.: ОГИЗ; Госполитиздат, 1941. – 208 с.

17. Максимова И. Ю. Ян Длугош о проблеме второго крещения «схизматиков» / И. Ю. Максимова // Религии мира: История и современность. – М.: Наука, 2004. – С. 38–51.

18. Мусин А. Е. Церковь и горожане средневекового Пскова: Историко-археологическое исследование / А. Е. Мусин. – СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2010. – 364 с.

19. Печников М. В. Доктрина стригольников: опыт реконструкции / М. В. Печников // Russia Mediaevalis. – 2001. – T. X.1. – С. 107–125.

20. Полное собрание русских летописей. – М.: Языки русской культуры, 2001. – Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. – 240 с.

21. Полное собрание русских летописей. – М.-Л.: Академия наук СССР, 1949. – Т. XXV. Московский летописный свод конца XV века. – 464 с.

22. Полное собрание русских летописей. – СПб.: Л. Демис, 1863. – Т. XV. Тверская летопись. – 540 с.

23. Полное собрание русских летописей. – СПб.: Э. Прац, 1859. – Т. VIII. Воскресенская летопись. – 301 с.

24. Преподобный Иосиф Волоцкий. Просветитель. – М.: Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1993. – 384 с.

25. Пресняков А. Е. Образование великорусского государства / А. Е. Пресняков. – Пг.: Я. Башмаков и Ко, 1918. – 458 с.

26. Псковские летописи / Под ред. А. Н. Насонова. – М.: Академия наук СССР, 1955. – Вып. II. – 364 с.

27. Пушкарева Н. Л. Женщины Древней Руси / Н. Л. Пушкарева. – М.: Мысль, 1989. – 286 с.

28. Раба Й. «Жидовствующие» ли? История задушевной мысли / Й. Раба // Russia Mediaevalis. – 2001. – T. X.1. – С. 126–149.

29. Рамм Б. Я. Папство и Русь в X–XV веках / Б. Я. Рамм. – М.-Л.: Академия наук СССР, 1959. – 282 с.

30. Русская историческая библиотека. – СПб.: Императорская Академия наук, 1880. – Т. 6. – 930 стб.

31. Рыбина А. Е. Новгород и Ганза / А. Е. Рыбина. – М.: Рукописные памятники Древней Руси, 2009. – 320 с.

32. Рымша М. В. Служилые литовские князья в Новгороде: военная помощь или политическая поддержка? / М. В. Рымша // Археология и история Литвы и Северо-Запада России в раннем и позднем средневековье. – СПб.: Нестор-История, 2009. – С. 134–138.

33. Скрынников Р. Г. История Российская, IX–XVII вв. / Р. Г. Скрынников. – М.: Весь Мир, 1997. – 496 с.

34. Флоря Б. Н. Русь и «русские» в историко-политической концепции Яна Длугоша / Б. Н. Флоря // Славяне и их соседи: Этнопсихологические стереотипы в Средние века. – М., 1990. – Вып. 2. – С. 16–28.

35. Щапов Я. Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси XI-XIV вв. / Я. Н. Щапов. – М.: Наука, 1972. – 340 с.

36. Янин В. Л. Новгородские акты XII–XV вв. Хронологический комментарий / В. Л. Янин. – М.: Наука, 1990. – 384 с.

37. Dlugossius JAnnales seu Cronicae incliti Regni Poloniae / JDlugossius. – VarsaviaePaństwowe Wydawnictwo Naukowe, 2001. – Lib. 11/12, 1431–1444. – 476 p.

38. Dlugossius JAnnales seu Cronicae incliti Regni Poloniae / JDlugossius. – VarsaviaePolska Akademia Umiejętności, 2005. – Lib. 12, 1462–1480. – 648 p.

39. Długosz J. Roczniki czyli kroniki sławnego królestwa polskiego / J. Długosz. – Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 2009. – Ks. 9 (1300–1370). – 486 s.

40. Długosz J. Roczniki czyli kroniki sławnego królestwa polskiego / J. Długosz. – Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 2009. – Ks. 11 i 12 (1431–1144). – 408 s.

41. Długosz J. Roczniki czyli kroniki sławnego królestwa polskiego / J. Długosz. – Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 2009. – Ks. 12 (1445–1461). – 469 s.

42. Długosz J. Roczniki czyli kroniki sławnego królestwa polskiego / J. Długosz. – Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 2009. – Ks. 12 (1462–1480). – 515 s.

43. Krupa K. Książęta litewscy w Nowogrodzie Wielkim do 1430 r. / K. Krupa // Kwartalnik Historyczny. – 1993. – № 1. – S. 29–46.

44. Stryjkowski M. Kronika Polska, Litewska, Żmódzka i wszystkiéj Rusi / M. Stryjkowski. – Warszawa: G. L. Glücksberg, 1846. – T. II. – 572 s.

45. Voyages et ambassades de messier Guillebert de Lannoy, 1399-1450. – Mons: D’em Hoyois, 1840. – 140 p.

Статью подготовил: Christian

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.