Гардарика

Дополнительные источники рабства на Руси в XI-XV веке


В статье анализируются сведения исторических источников о нескольких явлениях правовой жизни древнерусского населения. Помимо обычных источников рабства (плен, естественный прирост, торговля), существовали дополнительные источники пополнения рабами – продажа детей и само продажа. Дополнительные источники возникали в трудный период жизни населения, особенно во время длительного голода.

Лущай Ю.В.УДК 94 (477) “10/14”

Правовое положение свободного и не свободного было различным в древнем и средневековом обществе. В древнерусском обществе действовали те же закономерные вещи, хотя и были некоторые исключения. В категорию зависимых на Руси входили челядь и холопы (историографию вопроса см. у М. Б. Свердлова [26, с. 149-170] и И. Я. Фроянова [33, с. 97-133]). «Челядь» является старым названием, которая была заменена на термин «холоп» (впервые примененное в древнерусском законодательстве XI в. [12, с. 247]). Исследователи обращали внимание на проблемы детства и правовых отношений на Руси [30; 25; 13; 24; 8; 23; 5; 15]. Однако в них вопрос о дополнительных источниках рабства (продажа детей и самопродажа) подробно не рассматривались. Целью статьи является анализ всей известной информации о таких явлениях средневековой Руси как продажа детей и самопродажа.

Главными источниками рабства были: рождение от рабыни (естественный прирост), торговля рабами, попадания в плен во время военных действий [7, с. 58-64; 4, с. 48-50]. Интересным представляется два дополнительных источника пополнения рабов: самопродажа (или самозаклад) и продажа детей. Они практиковались во многих древних и средневековых государствах, но были исключительными. В Древней Месопотамии из-за долгов или тяжелого положения в семье возможным была продажа детей (чаще родители, матери-одиночки и братья продавали девочек) и самопродажа (временная или если не смог выплатить долг, то постоянная кабала) [17, с. 47-48]. Известен случай в Нововавилонский период, когда при самопродаже ставились условия. В голодное время женщина, продавая себя в рабство, поставила условие, что хозяин будет ее кормить. Кроме этого, член семьи мог ее выкупить [6, с. 108]. В Древней Греции, особенно в Афинах, было редким закабаление за долги. Со времен Солона (VII-VI вв. до н. э.) на законодательной основе это уже запрещалось [7, с. 58; 34, с. 60]. В Византии такие случаи также были редкими, и они были законодательно запрещены [4, с. 52-53]. Хотя и встречались на периферии империи (например, в Египте [31, с. 7]).

Работорговля в Вавилоне

В западноевропейских источниках о продаже людей на Руси очень мало известий. Всего несколько таких упоминаний (Марко Поло, Жильбер де Ланноа). В древнерусском нарративе подобные сюжеты встречаются чаще, так как было систематическим явлением на Руси (тогда бы не было необходимости в фиксации о таком состоянии в Русской Правде). Основным источником по продаже детей и самопродажи являются древнерусские летописи.

О продаже детей на Руси в летописях есть несколько сообщений. Под 1128 г. в новгородских летописях отмечается, что родители от голода отдавали даром своих детей заезжим купцам, после чего умирали или шли в чужие земли: «Туга, бѣда на всѣхъ, отець и мати чадо свое въсажаше въ лодью даромь гостьмъ, ово ихъ измьроша, а друзии разидошася по чюжимъ землямъ» [18, с. 22]; «Туга и бѣда на всѣх, отець и мати чадо свое всажаше даромъ гостемъ, и ово их изомроша, а друзии разидошася по чюжимъ землямъ» [18, с. 206]; «Бысть туга и бѣда велика на всѣхъ; отець и мати чяда своя гостемъ и сродником даяху; оніи изомроша, и иніи по чюжимъ землямъ разидошася» [22, с. 585]. В новгородской четвертой летописи в отличие от первой, еще добавляется передача детей «сродникам» (родственникам [28, с. 152-153]). В летописях новгородского происхождения под гостем подразумевался иностранный или приезжий купец [16, с. 255].

В следующий раз (1231 г.) родители детей меняли на хлеб: «даяху отци и матери дѣти свое одьрень ис хлѣба гостьмъ» [18, с. 71]; «даяху свои дѣти отець и мати одерень гостемь изъ хлѣба» [18, с. 280]; «даяху дѣти своя ис хлѣба гостемъ в работу одерень» [22, с. 594]. Особенно нужно отметить, что отдавали они детей этим купцам в одьрень/одерень (то есть навсегда, в полную собственность [14, с. 163-164]).

Были и другие мотивы продажи детей. У Даниила Заточника (XII-XIII вв.) есть такой сюжет: «Нѣ у когоже умрѣ жена. Онъ же по малых днех нача дѣти продавати. И люди рѣша ему: «Чему дѣти продаешь?» Он же рече: «Аще будуть родилися в матерь, то, возрошьши, мене продадут» [29, с. 32, 44]. Вдовец после смерти своей жены стал продавать своих детей, мотивируя тем, что став взрослыми, они его продадут. При этом указывая, что такое возможно от детей, если они пошли в мать.

В книге Марко Поло (XIII-XIV вв.) есть один интересный эпизод. В части о пьянстве древнерусского населения говорится, что во время них осуществлялась продажа своих детей в кредит иностранным торговцам: «На этих straviza или запоях бывает, что они берут деньги в кредит, отдавая своих детей в качестве залога иностранным купцам из Хазарии или Солдайи, или других соседних земель: они тратят свои деньги на питье, и так продают собственных детей» [37, p. 391].

В заповеди № 110, приписываемый киевскому митрополиту Георгию (XI в.), на мать накладывалась епитимья, если она продавала своего ребенка. 8 лет надо было нести епитимью в том случае, когда мать могла прокормить своего ребенка, и 6 лет – когда не было за что ее содержать [10, с. 545]. Б. А. Романов предполагал, что эта заповедь относилась к одиноким матерям с детьми (возможно даже к вдовам с сиротами) [25, с. 187]. Древнерусское общество к женщинам ставилось жестче (как и к детям). У митрополита Георгия ничего нет о мужчинах, хотя это не означает, что мужчины не могли продавать своих детей. Но в этом случае было сосредоточено внимание митрополита на искуплении женщинами греха продажи детей.

Интересно эти известия сравнить с имеющимся этнографическим материалом. Ранее в Белоруссии и Украине было распространенным обрядовое действие символической продажи ребенка. Была устойчивой вера, что смерть можно обмануть как человека. Из семьи, где дети умирали, передавался ребенок через окно в ту семью, где дети выживали. Принимающая сторона символически покупала ребенка за хлеб. Затем «покупатели» через незначительный период отдавали ребенка назад родителям. Эти дети могли носить новое имя «Продан», а не крестильное [3, с. 251-252; 1, с. 46, 50]. Возможно, что такие обрядовые действия были отголоском реальных событий в голодные времена, когда родители были вынуждены продавать или отдавать своих детей.

О самопродаже на Руси информации немного. В Краткой редакции Русской Правды приводятся три источника полного рабства (статья 110): «Холопьство обелное трое: оже кто купить хотя до полу гривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самем холопомь; а второе холопство: поиметь робу без ряду, поиметь ли с рядомь, то како ся будеть рядил, на том же стоить; а се третьее холопьство: тивуньство без ряду или привяжеть ключь к собе без ряду, с рядомь ли, то како ся будеть рядил, на том же стоить» [19, с. 119]. Статья 110 находится в той части Широкой редакции Русской Правды, которая относится к Уставу Владимира Всеволодовича Мономаха, киевского князя (1113-1125). Время возникновения этого Устава начало XII в. (возможно даже в 1113 г. [36, с. 335]). И именно в это время возникает термин «холопьство обелное». По мнению А. А. Зимина, появление этого термина «означало стремление законодателя выделить из состава челяди зависимых людей» [12, с. 266-267].

Все три случая полного рабства представляют собой добровольное становление свободного человека несвободным. И. Я. Фроянов считал, что здесь «имела место личная инициатива, идущая не от господина ... Корни этого холопства произрастали в толще бытовых (брак с рабой) и социальных (поступление в тиунство) отношений, не связанных ни с экономическим принуждением, ни с политическим насилием» [32, с. 199-200]. Во втором и третьем случае это женитьба на рабе и поступления в состав тиунов (тиун – «управляющий, староста» [27, с. 119]). Исследователи однозначно трактуют первый случай как самопродажа [9, с. 104; 35, с. 316-317; 26, с. 159-160; 11, с. 261-264] («если кто купит [кого-либо], хотя бы за пол гривны, выставив свидетелей и дав [продавцу] в присутствии самого холопа [хотя бы] ногату» [19, с. 135]). Тем самым законодательно на Руси было зафиксировано возможность самопродажи свободного человека.

Самопродаже при посредничестве варягов

В Новгородской первой летописи младшего извода сообщается под 1445 г. о сильном голоде в Новгороде (в Новгородской четвертой летописи стоит 1446 г. [21, с. 440]). Проблема с хлебом происходила десять лет, многие умирали от голода. Почему некоторые люди отправлялись в другие страны, а главное, стали себя продавать иностранным купцам: «и много разидошася: инии в Литву, а инии в Латиньство, инѣи же бесерменомъ и Жидомъ ис хлѣба даяхуся гостемъ» [18, с. 425]. Судя по летописному тексту, новгородцы за хлеб готовы были продавать себя мусульманам («бесерменомъ») и евреям («Жидомъ»). Для подобной акции потребовалась значительная мотивация – в данном случае это длительный голод. Неоднократно от голода происходили волнения населения [2, с. 188-189], но в этот раз обошлось совсем другим действием. Бывали случаи, когда за счет голодных времен знатные люди практически даром получали себе холопов. Свободные смерды закладывали себя богатой части населения [20, с. 76].

Судя по летописным известиям, продажа самого себя или детей было вынужденным. Мотивацией для таких действий в большинстве служило выживание в голодный период. В средневековое время были сильны страхи голода. Голод способствовал появлению народных волнений и пополнению рабской силы [8, с. 116-119]. Кроме голода, в источниках были зафиксированы и другие мотивы продажи детей (Даниил Заточник, Марко Поло). Но эти случаи наверняка явления частного порядка и не имеют масштабного влияния, в отличие от голода в городе или в регионе. Кроме того, самопродажа была законодательно утверждена на Руси Владимиром Мономахом.

Литература

  1. Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре: Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов / А.К. Байбурин. – СПб.: Наука, 1993. – 240 с.
  2. Бернадский В.Н. Новгород и Новгородская земля в XV веке / В.Н. Бернадский. – М.-Л.: Академия наук СССР, 1961. – 396 с.
  3. Богатырёв П.Г. Вопросы теории народного искусства / П.Г. Богатырёв. – М.: Искусство, 1971. – 511 с.
  4. Браунинг Р. Рабство в Византийской империи (600-1200 гг.) / Р. Браунинг // Византийский временник. – 1958. – Т. 14. – С. 38-55.
  5. Гулик З.Н. Жестокое отношение к детям в эпоху Средневековья / З.Н. Гулик // Вестник Томского государственного университета. – 2011. – № 350. – С. 92-94.
  6. Дандамаев М.А. Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н. э. (626-331 гг.) / М.А. Дандамаев. – М.: Наука, 1974. – 494 с.
  7. Доватур А.И. Рабство в Аттике в VI-V вв. до н. э. / А.И. Доватур. – Л.: Наука, 1980. – 136 с.
  8. Долгов В.В. Быт и нравы Древней Руси / В.В. Долгов. – М.: Яуза, Эксмо, 2007. – 512 с.
  9. Дьяконов М.А. Очерки общественного и государственного строя Древней Руси / М.А. Дьяконов. – СПб.: Право, 1908. – 509 с.
  10. Заповедь митрополита Георгия // Голубинский Е. История русской церкви. – М.: Университетская типография, 1904. – Т. 1. Вторая половина. – С. 530-551.
  11. Зимин А.А. Правда Русская / А.А. Зимин. – М.: Древлехранилище, 1999. – 424 с.
  12. Зимин А.А. Феодальная государственность и «Русская Правда» / А.А. Зимин // Исторические записки. – Т. 76. – М., 1965. – С. 230-275.
  13. Колычева Е.И. Холопство и крепостничество / Е.И. Колычева. – М.: Наука, 1971. – 256 с.
  14. Куркина Л.В. Этимологические заметки / Л.В. Куркина // Общеславянский лингвистический атлас: Материалы и исследования. 2006-2008. – М.: Институт русского языка РАН, 2008. – С. 163-169.
  15. Литовченко Л.А. Розсуд осіб у цивільному праві Української держави ХІ-ХІІ століть за «Руською Правдою» / Л.А. Литовченко // Науковий вісник Дніпропетровського державного університету внутрішніх справ. – 2012. – № 3. – С. 31-49.
  16. Львов А.С. Лексика «Повести временных лет» / А.С. Львов. – М.: Наука, 1975. – 368 с.
  17. Никольский Н.М. Рабство в Древнем Двуречье / Н.М. Никольский // Вестник древней истории. – 1941. – № 1. – С. 45-63.
  18. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов / Под ред. А.Н. Насонова. – М.-Л.: Академия наук СССР, 1950. – 561 с.
  19. Памятники русского права / Под ред. С.В. Юшкова. – М.: Госиздат юридической литературы, 1952. – Вып. 1. Памятники права Киевского государства X-XII вв. – 288 с.
  20. Пашуто В.Т. Голодные годы в Древней Руси / В.Т. Пашуто // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы. 1962 год. – М.: Академия наук СССР, 1964. – С. 61-94.
  21. Полное собрание русских летописей. – Л.: Академия наук СССР, 1925. – Т. IV. Ч. 1. Новгородская четвертая летопись. Вып. 2. – С. 321-536.
  22. Полное собрание русских летописей. – Л.: Академия наук СССР, 1929. – Т. IV. Ч. 1. Новгородская четвертая летопись. Вып. 3. – С. 537-688.
  23. Потепалов Д.В. Виктимологические проблемы детства в Древней Руси и допетровской России (X-XVII вв.) / Д.В. Потепалов // Педагогическое образование в России. – 2007. – № 1. – С. 110-116.
  24. Преображенский А.А., Перхавко В.Б. Купечество Руси IX-XVII века / А.А. Преображенский, В.Б. Перхавко. – Екатеринбург: Демидовский институт, 1997. – 304 с.
  25. Романов Б.А. Люди и нравы Древней Руси: Историко-бытовые очерки XI-XIII вв. / Б.А. Романов. – М.-Л.: Наука, 1966. – 240 с.
  26. Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси / М.Б. Свердлов. – Л.: Наука, 1983. – 238 с.
  27. Свердлов М.Б., Шаскольский И.П. Культурные связи России и Швеции в IX-XVI вв. / М.Б. Свердлов, И.П. Шаскольский // Скандинавский сборник. – Таллин: Ээсти Раамат, 1986. – Т. 30. – С. 113-123.
  28. Словарь русского языка XI-XVII вв. / Глав. ред. В.Б. Крысько. – М.: Наука, 2006. – Вып. 27. – 276 с.
  29. Слово Даниила Заточника по редакциям XII и XIII вв. (Памятники древне-русской литературы. Вып. 3) / Приг. Н.Н. Зарубин. – Л.: Академия наук СССР, 1932. – 166 с.
  30. Смирнов И.И. Очерки социально-экономических отношений Руси XII-XIII веков / И.И. Смирнов. – М.-Л.: Академия наук СССР, 1963. – 364 с.
  31. Удальцова З.В. Положение рабов в Византии VI в. / З.В. Удальцова // Византийский временник. – 1964. – Т. 24. – С. 3-34.
  32. Фроянов И.Я. Древняя Русь IX-XIII веков. Народные движения. Княжеская и вечевая власть / И.Я. Фроянов. – М.: Русский издательский центр, 2012. – 1088 с.
  33. Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки отечественной историографии / И.Я. Фроянов. – Л.: Ленинградский государственный университет, 1990. – 328 с.
  34. Шишова И.А. Раннее законодательство и становление рабства в античной Греции / И.А. Шишова. – Л.: Наука, 1991. – 224 с.
  35. Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевского государства / С.В. Юшков. – М.: Госиздат юридической литературы, 1949. – 544 с.
  36. Юшков С.В. Русская Правда: Происхождение, источники, ее значение / С.В. Юшков. – М.: Издательство юридической литературы, 1950. – 380 с.
  37. The travels of Marco Polo / Translation of A. Ricci. – London: Asian Educational Services, 1931. – 439 p.
Статью подготовил: Лущай Ю.В. (Christian), Оформил: Попсуйко А.В. (Skiph)

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.