Гардарика

Гдовское сражение или сказ о том как князь Хованский трёх шведских маршалов победил


Весной 1654 года Россия вступила в войну с Речью Посполитой (уния Короны Польской и Великого Княжества Литовского), за возврат Смоленщины и с целью закрепить за собой подданство Войска Запорожского (будущей Украины).

Дыляев Д.А. (Laertes)Русско-Шведская война 1656-1658 г.г., Гдовское сражение или сказ о том как князь Хованский трёх шведских маршалов победил

Русские полки при поддержке казаков Хмельницкого и Золоторенко, действовали весьма успешно и к августу 1655 года практически все территории Великого Княжества Литовского и Украины (до Львова), были заняты русско-казацкими войсками. Тяжёлой ситуацией в Речи Посполитой, решила воспользоваться также Швеция (между этими государствами был давний династический конфликт), в июле 1655 года шведы вторглись в Польшу. Благодаря повальному переходу в шведское подданство западнопольской шляхты в считанные недели почти вся Польша, включая Краков и Варшаву, была занята шведами, а король Речи Посполитой Ян Казимир бежал в Силезию. В историю Польши эти события вошли как «Потоп». Также осенью 1655 года Швеция заключила договор в Кейданах о протекторате с литовской шляхтой и гетманом ВКЛ Янушем Радзивиллом, таким образом, фактически заявив свои права на Великое Княжество Литовское, которое по большей части было уже занято русскими войсками. Возник риск, что Швеция при поддержки польской и литовской шляхты (шведский король Карл X, едва не короновался в Кракове на польский престол) обратиться против России. В этих условиях военный конфликт России и Швеции, казался в Москве неизбежным, царское правительство, решило не медлить и начались приготовления к войне, параллельно с переговорами о перемирии с польским королём.

Война Швеции была объявлена в 15 мая 1656 года, русские войска двинулись в трех направлениях: главные силы царя Алексея Михайловича (около 35 тыс. солдат и рейтар) наступали в Ливонию, через Смоленск, Витебск и Полоцк; одновременно вторая армия (числом до 8 тыс.) выступила по направлению к Дерпту (Юрьеву Ливонскому), а отдельные отряды начали действия в Карелии и Ижорской земле (около 3 тыс.). Движение основных сил сопровождалось рядом крупных успехов. Были взяты штурмом Динабург и сильно укрепленная крепость Кокенгузен. 21 августа русская армия во главе с царём Алексеем Михайловичем подошла к Риге и начала осаду. Осада Риги затруднялась невозможностью блокировать город с моря, т.к. у России не было морского флота, в сентябре по морю шведский гарнизон города получил подкрепление и продовольствие, кроме того в Риге вспыхнула чума. Это, делало дальнейшую осаду бесполезной и даже опасной, в итоге 5 октября осада была снята. Действия русских войск боярина князя Алексея Трубецкого под Дерптом (Юрьевом Ливонским) увенчались полным успехом, 12 октября 1656 г. Дерпт сдался. Войска Трубецкого взяли также Мариенборг, Нейгаузен, Ацель, Кастер. Действия русских войск в Карелии и Ижорской земле также были небезуспешными, отряд стольника Потёмкина 6 июня с налёта взял Ниеншанц в устье Невы, а затем совершил несколько рейдов в Балтийское море, где 22 июля донским казакам на стругах удалось даже захватить шведский полубот с шестью пушками. В это же время отряд олонецкого воеводы Пётра Пушкина, совершил успешный рейд вдоль северного побережья Ладожского озера, занял городок Сортавала и в течение двух месяцев осаждал Кегсхольм (Корелу), но шведам удалось отсидеться, с наступлением заморозков Пушкин отступил в Олонец. Ещё один небольшой отряд Челищева, товарища воеводы Пушкина, проник далеко вглубь финской территории, сжёг посад Нейшлота, но сам хорошо укреплённый замок взять с налёта не смог. 

В целом кампания 1656 года осталась за Россией были заняты два десятка шведских крепостей, среди которых такие крупные в военном и торгово-экономическом отношении, как Динабург и Дерпт, переименованные соответственно в Борисоглебов и Юрьев-Ливонский. В них устанавливалась царская администрация и началась чеканка русской монеты.

Изображение

Летом 1656 года кардинально поменялась и политическая обстановка, в Польше нарастало сопротивление шведам и многие представители шляхты ещё вчера добровольно присягнувшие Карлу Х, стали массово возвращаться под знамёна польского короля который сделал своей ставкой Львов. Ян Казимир не сумев вернуть столицу Варшаву военным путём добился успеха на дипломатическом уровне, заключив военный союз с Бранденбургом (раннее союзный шведам), в войну на стороне Польши вступила также Австрия. К осени перевес сил был уже на стороне Речи Посполитой, Варшава и Краков были освобождены практически без боёв, а угроза шведского наступления на Россию совместно с польской и литовской шляхтой окончательно миновала. В новых условиях в Москве решили искать мира со Стокгольмом и от наступления, перейти к обороне завоёванного в Прибалтике, для дальнейшего торга в отношении прав на Великое Княжество Литовское. Задача обороны возлагалась на силы одного Новгородского военного разряда (в современном понимании «военного округа»). Но теперь уже шведы не желали мириться с потерями и генерал-губернатор Лифляндии фельдмаршал граф Магнус Делагарди начал осуществлять энергичные меры по подготовки контрнаступления.

Весной 1657 года из Швеции в Прибалтику были направлены новые подкрепления и оружие, среди местных крестьян производился набор в ополчение. В марте 1657 года шведы предприняли опустошительный рейд в псковские пограничные земли и в течении некоторого времени осаждали Псково-Печерский монастырь, но псковский воевода Матвей Шереметев принудил противника снять осаду и 17 марта навязал шведскому отряду бой у мызы Мигузице. Как писал сам воевода «неметцких людей многих побили и языки поймали».
В мае шведы предприняли попытку нового наступление, теперь целью был замок Адзель, которой с отрядом в 500 человек оборонял Ордин-Нащокин. Шереметев с войском в 2100 человек вновь поспешил на выручку. Шведы 9 июня сняли осаду и отступили к Валку изготовившись к бою, ими командовал генерал-майор Фриц фон Левен в его распоряжении было 2600 рейтар и драгун. Шереметев с конными сотнями дворян и рейтар атаковал позиции противника, но русская кавалерийская атака была отбита слаженным ружейным огнём шведов, сам Шереметев был ранен и взят в плен. Как отмечал в отписке Тимофей Щербатов (товарищ воеводы Шереметева) «многие люди Матвеявы и моево полку, забыв страх Божий и твое великого государя крестное целованье, пометав знамена и нас, холопей твоих, и сотенных голов, побежали дуростью своею, а не от побою.»
Побежавшая конница увлекла за собой и остальных, с большим трудом Щербатову удалось навести порядок в войсках и отвести большую их часть в Адзель.

Изображение

Потери русского войска составили около 200 человек убитыми и пленными, Шереметев умер в плену от ран, поражение оказалось болезненным, но не фатальным. Шведы восприняли эту победу как триумф фон Левен был произведен в генерал-лейтенанты. Было объявлено о уничтожении всей русской армии, а битва названа генеральным сражением. Однако шведам не удалось взять Адзель и развить успех.
Новую попытку контрнаступления шведы смогли предпринять только в конце июля, на этот раз с основными силами в поход выступил сам Магнус Делагарди, целью шведы выбрали главное русское завоевание в Лифляндии – Дерпт (Юрьев-Ливонский). Русский гарнизон боярина князя Ивана Хилкова насчитывал всего 800 человек и состоял из солдат Вина и стрельцов Путилова. Шведская армия по показаниям языков насчитывала до 6 тыс., но по более достоверным данным известно, что у Делагарди было 3000 рейтар и драгун, а также 900 вооружённых крестьян наскоро набранного ополчения. До 6 августа шведы ожидали подхода «ломового наряда», т.е. артиллерии. Гарнизон Хилкова почти ежедневно тревожил шведов вылазками. После прибытия шведской артиллерии, три батареи орудий были размещены на противоположном крепости берегу реки Эмбах. Оттуда же ночью была предпринята попытка штурма. Шведы направили через реку брандеры с целью поджечь речную пристань и, под прикрытием пожара, ворваться в крепость. Однако русские открыли такой массированный огонь из пушек и мушкетов, что «многих неметцких людей побили и к городу приступить не дали». Чтобы закрепить успех Хилков предпринял очередную вылазку в ходе которой была захвачена шведская пушка. Лишившись инициативы и не желая терять время на долгую осаду, Делагарди принял решение продолжить наступление в направлении псковских земель.
Новой целью Делагарди избрал Гдов, шведы заблаговременно скрытно построили понтонный мост через реку Нарову, но к несчастью для них небольшой шведский отряд посланный для этого, начал осуществлять набеги с целью грабежа окрестных деревень, в одном из них угодив в засаду. Пленные шведы раскрыли планы Делагарди. Это позволило новому псковскому воеводе князю Ивану Хованскому, своевременно укрепить гарнизон Гдова и запросить подкрепления.

ИзображениеИзображениеИзображение

В первых числах сентября главные силы шведов под командой фельдмаршала Магнуса Делагарди, ингерманландского губернатора Христофора Горна, ревельского губернатора Бента Горна, генерал-майора Лейнциена и генерал-майора Фитингофа, перешли мост и вступили в Гдовский уезд. В их распоряжении было 1800 рейтар, 1000 драгун, 300 мушкётров, 10 артиллерийских орудий и 700 человек «финских немец и латышей, а выбраны... и переписаны... те люди в Ямском и Копорском уездах и даны... тем людем ружье». Остановившись в 3 верстах от Гдова, шведы разослали отряды разорять окрестности. Однако главной задачей их был захват самого Гдова, имевшего чрезвычайно важное стратегическое значение. Гдов был сильнейшей русской крепостью в районе между Чудским озером и морем, обладавшей каменными стенами, тогда как остальные крепости были в сущности деревянными острожками. «Гдов осадили накрепко и ис пушек по Гдову били и приступы к городу были жестокие».
Гарнизоном Гдова командовал Нащокин под его началом были дворянские сотни, солдаты Грамонта, гдовские стрельцы, донские и лужские казаки, в общей сложности около 1000 ратных людей. Осажденные несмотря на отсутствие артиллерии, «бились жестоким обычаем и стояли против их крепко», отбили все приступы и сделали несколько вылазок, нанеся противнику потери и захватив пленных. Нащокин 11 сентября, смог послать известие о приходе шведов псковскому воеводе Хованскому, по получении которого князь немедленно выступил на выручку.
14 сентября в 30 верстах от Гдова от захваченного в плен шведского рейтара Хованский узнал, что Делагарди уже известно о движении значительных русских сил из Пскова, что он намерен уклониться от боя и собирается отступить к Сыренску (Нейшлоссу). Получив эти сведения, Хованский «наспех» двинулся к Гдову и пришел туда в ночь на 15 сентября.
Войско Хованского состояло из дворянских сотен Щербатова, рейтар полков Змеева, Фонвизина, донских казачьих сотен Бешенцова, солдат полковников Юнкмана, Грамонта, майора Дубасова и стрельцов из приказов Волкова и Сумарокова, общая численность русских составляла 4000-4500 человек.

Изображение

Между тем шведы к приходу Хованского, уже сняли осаду и сосредоточили свои силы по одну сторону Гдова на Сыренской дороге. Посланный к шведскому укрепленному лагерю разъезд донес, что противник бросил лагерь и отступает в сторону реки Наровы. Получив донесение от высланных вперед «подъещиков», что шведы поспешно уходят, и не желая дать им возможность уйти за реку Нарову, Хованский выслал ертаул в 12 сотен дворян и детей боярских, усиленный донскими казаками; впереди ертаула шла рота ротмистра Тарбеева, а за ертаулом рейтары Змеева и Фонвизина. «И Господь Бог немецким людем убегнути не дал – ту нощь осветил месяцем, подобно дню мрачному».
Противник был настигнут на реке Черме, в трех верстах от Гдова, между Чудским озером и деревней Черма. В начале боя шведы занимали оба берега реки, в три часа ночи 16 сентября ертаул и отряды обоих полковников начали бой: «немецкие люди побежали за реку Черму» там остановились и «учали битца стрельбою». В ожидании основного войска русские за реку сразу не пошли. Тем временем Хованский двинул в бой часть войск с артиллерией под командой князя Щербатого, сам же с другою частью также спешно двинулся к месту боя и, не дойдя до реки Чермы, «стал вправе опасаючи помычак на.... ратных людей от немецких людей, чтоб учинить помочь».
Разгорелся сильный бой. Шла стрельба через реку из пушек и пищалей. «О речке Черне стрельбою на все стороны светило, яко некое великое пожарище. И сходились... с немцы друг з другом, конные и пешие, всяким боем».
Решающим моментом боя стала атака русской пехоты. В ней принимали участие солдаты и драгуны полков Гамонта, Юнкмака, майора Дубасова, и стрельцы голов Волкова и Сумарокова.
В жестоком столкновении «немецких людей збили с реки»[/i], они стали отступать «от реки к Сыренску подле Чютцкого озера, отводом». Затем рейтары Змеева переправились через реку Черму и энергично преследовали врага многих побили и переранили, «а иные метались в Чютцкое озеро и потонули». Теперь уже всё русское войско бросилось в преследование.
Несколько раз шведы останавливались на выгодных для них позициях и пробовали отбиться. Сейчас же на них обрушивалась конница, происходила схватка «жестоким обычаем», затем подходила шедшая быстрым маршем русская пехота и гнала шведов дальше. Беспрерывно захватываемые пленные показывали - шведы несут большие потери, спасаясь от преследования, Делагарди велел побросать в Чудское озеро пушки. Все эти известия еще более увеличивали боевой порыв русских войск, которые «бились жестоким обычаем без выдачи, не щедя голов своих».
Русские гнали противника на протяжении 15 верст. Преследование прекратилось лишь в 5 верстах от Сыренска, так как кони и люди, особенно пехота, были утомлены беспрерывным боем и большим форсированным переходом. Кроме того, шведы достигли укреплений, построенных перед мостом, и к ним подходили свежие войска из Сыренска (Нейшлосса). Бой, начавшийся в третьем часу ночи, продолжался до первого часа дня.

Изображение

По донесению князя И. А. Хованского, шведы потеряли в сражении и при преследовании убитыми двух генералов (Лейнциена и Фитингофа), трех полковников, 22 ротмистров, капитанов, поручиков и прапорщиков, 800 рейтар; пехота Делагарди, участвовавшая в сражении, численностью в 2700 человек, была вся уничтожена. Но воевода кончено преувеличивал потери противника, по современным оценкам, шведы потеряли 27 офицеров 400 нижних чинов убитыми и примерно столько же ранеными и пленными, сам граф Магнус по донесениям пленных был ранен и его увезли до окончания сражения. Русские потери по спискам составили 173 человека убитыми и раненными.
Прекратив преследование, Хованский выслал вперед «подъезды». Они донесли, что в земляном городке на русском берегу Наровы стоит большой отряд, главные же шведские силы перешли Нарову. Делагарди, не стал задерживаться у Сыренска и продолжил отступление к Ревелю. Хованский приказал искать вниз по Нарове место, удобное для переправы, пустынное с шведской стороны, «где б жилых мест по ту сторону не было». Такое место было найдено верстах в 10 ниже Сыренска, к 25 сентября русские переправились на другой берег.
После этого Хованский выслал вперед сотни дворян и детей боярских те столкнулись с шведскими разъездами и взяли восемь пленных. Языки показали, что. Делагарди с 2000 человек стоит в 30 верстах от Сыренска — в селе Езвине, а остальные силы под командой генералов Христофора Горна и Бента Горна ушли в Нарву. Хованский немедленно двинулся к Езвину, но Делагарди поспешно пошел по дороге на Ревель; не принимая боя, он отступал, нигде не останавливаясь; Хованский так и не смог его догнать. Не доходя верст 10 до реки Семи, Хованский остановился в селе Пурце подле моря.
Высланный по направлению к Ревелю ертаул столкнулся со шведами в 5 верстах от реки Семи; в происшедшей схватке шведы понесли значительные потери. Взятые в плен 20 шведов сообщили, что Делагарди с главными силами отступил к Ревелю и собирается, в случае если русские пойдут к Ревелю, не принимая боя, уйти к Риге. Хованский решил не преследовать противника дальше, так как в Ревеле была чума, он опустошил окрестные уезды и выжег посад Нарвы. Собрав речную флотилию, князь переправился на правый берег Нарвы, опустошив Ивангородский и Ямский уезды. Нанеся ещё несколько поражений небольшим шведским отрядам, князь вернулся в Псков. Хотя граф Магнус в своём донесении пытался сгладить последствия разгрома, сообщая, что «московиты» потеряли 400 убитыми, тогда как шведы едва 150, но поражение в походе привело к отставке Делагарди от командования войсками в Ливонии и отзыву в Швецию. 20 декабря 1657 года он передал командование Густаву Горну. Существенным моментом в истории разгрома шведских войск в сентябре 1657 года является то обстоятельство, что важную роль в победе русских сыграли мужественные боевые действия тех самых отрядов, которые бежали от шведов в сражении под Валком. Таким образом, победа князя Хованского свела на нет все успехи шведской армии в 1657 году и вернула стратегическую инициативу русской армии. Победа над прославленным «графом Магнусом» в русских войсках была воспринята как триумф. Литовский посол Стефан Медекша, находившийся в это время в Борисове, так описал ликование русских: «А между тем дали знать… , что под Псковом шведов несколько тысяч разбито, палили на валах, а пехота вся стреляла, презентуя по городу и замку.»

Изображение

В кампании 1658 года Хованский решил развить свой успех и уже в январе с отрядом в 1700 ратных людей выступил к Сыренску (Нейшлоссу), подготовив осадное оборудование и наряд. Однако вести о походе русских войск произвели панику среди гарнизона крепости. 5 января шведы бежали в Нарву, бросив город. Хованскому осталось только спешно выслать отряд, чтобы занять оставленный Сыренск, в руках русских оказалось 17 трофейных пушек. Хованский поставил в городе 500 стрельцов во главе с воеводой Квашниным, которому было велено укрепить замок. 22 января отряд стольника Солнцева числом до 1500 дворян, стрельцов и казаков занял посад и нижний город Ямбурга, но шведы заперлись в небольшом верхнем городке и смогли дождаться подхода подкреплений из Нарвы, в феврале Солнцеву пришлось оставить Ямбург. Но уже в марте Хованский предпринял новое наступление теперь в осаде оказалась Нарва, город был обложен 26 марта и осада продолжалась до 24 апреля, когда Хованский получил из Москвы предписание о прекращении военных действий и заключении перемирия. В результате русско-шведских переговоров в Москве, в первых числах мая 1658 года, воеводы порубежных городов и стоявших у границ войск получили указы о полном и повсеместном прекращении с 21 мая всяких, враждебных действий по отношению к шведам. Обе стороны стремились к миру. После длительных переговоров 20 декабря 1658 года в местечке Валиесаари был заключен договор о перемирии на три года. Все завоеванные в Лифляндии города остались под властью русских.

В 1661 году, когда истекал срок перемирия, положение России оказалось незавидным, возобновившаяся тяжелая война с Речью Посполитой истощила государство; продолжать одновременно войну со Швецией было невозможно. Для Швеции, наоборот, обстановка складывалась благоприятно, тем более, в это время шведы уже не вели никаких войн. В результате русско-шведских переговоров 21 июня 1661 года был заключен Кардисский мирный договор. России пришлось отдать Швеции значительную часть завоеванных лифляндских городов; за русскими признавалось право лишь на так называемые «Малые Лифлянты» (с городами Динабург, Креславка, Резекне и Лудза которые до захвата шведами были в составе ВКЛ); все земли, перешедшие к шведам по Столбовскому договору 1617 года, возвращались им без единого выстрела.
В 1667 году уже в ходе Андрусовских переговоров о мире с Речью Посполитой, Россия также без боёв уступила польской стороне «Малые Инфлянты», в обмен на право оставить за собой Киев.
Таким образом, конфликт который в военном отношении сложился для России вполне успешно, завершился для неё договорами заключёнными в неблагоприятной политической обстановке, которые к сожалению свели на нет все военные достижения.

Список использованной литературы
- Гадзяцкий С. С. Борьба русских людей Ижорской земли в XVII веке против иноземного владычества// Исторические записки. М., 1945. Т. 16. с.14-57
- Курбатов О. А. Русско-шведская война 1656-58 гг.: проблемы критики военно-исторических источников // Россия и Швеция в средневековье и новое время: архивное и музейное наследие. М, 2002. с. 150 – 166.
- Carlon M. Ryska Kriget 1656-58. Stockholm, 1903, s. 103.
- Голицын Н.С. Русская военная история. СПб., 1878. Ч. II. с. 620-622
- Мальцев А. Н. Международное положение Русского государства в 50-х годах и русско-шведская война 1656—1658 гг.// Очерки истории СССР. Период феодализма, XVII в. / Под ред. А. А. Новосельского и Н. В. Устюгова. М., 1955. с. 503-505
- Лобин А. Н., Смирнов Н. В. Борьба за Юрьев-Ливонский в годы русско-шведской войны (1656-58) // Война и оружия. Новые исследования и материалы. 2-я международная научно-практическая конференция. СПб, ВИМАИВиВС, 2011, с. 534—549 

Статью подготовил: Akrit

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.