Гардарика

Первый русский город в Сибирском Заполярье


И в наше время за северным полярным кругом (~66,5° с.ш.) существует немного городов. Большинство из них (в том числе три самых крупных - Мурманск, Норильск и Воркута) находятся в России, а в начале XVII века не было ни одного поселения, имевшего статус города..

Дыляев Д.А.Мангазея - первый русский город в Сибирском Заполярье.

Когда в последнем десятилетии XVI века Русское государство начало осваивать земли за Уральским хребтом, возникла необходимость в создании опорных пунктов в "Зауральской государевой землице" для сбора ясака с местного населения. Одним из первых стала Мангазея - первый русский город в Заполярье. Имя его происходило от названия местных племён - "монкаси".

Острожек на месте будущего города в устье реки Таз был заложен в 1601 году князем Мироном Шаховским, в 1603 году образован Мангазейский уезд, куда был назначен московский воевода. С этого момента фактически начинается отсчёт "городской жизни" Мангазеи. В 1607 году воевода Давыд Жеребцов перестроил первоначальный острог, превратив его в мощную крепость с пятью башнями, на которых были установлены "затинные пищали". Общая длина стен составляла 280 метров, а защищенная ими площадь достигала 4 тыс. м2. Внутри кремля были выстроены двухэтажный воеводский двор, съезжая изба, пороховой склад, Троицкая соборная церковь и тюрьма. За городовыми укреплениями быстро вырос посад, делившийся на торговую и ремесленную половины. В торговой части располагались Гостинный двор на двадцать лавок, таможенная изба, городская баня, купеческие дворы, две церкви, часовня, государевы зерновой двор и кабак для продажи вина и мёду. В ремесленной части имелась гончарные, портняжные, сапожные, литейные мастерские, кузницы и "жилецкие" дворы. Улицы мостились досками из разобранных кочей, от пристани к Гостиному двору вела лестница. Город раскинулся на площади в 15 гектар, всего на семи улицах насчитывалось около 500 строений. Вся архитектура Мангазеи, вместе с  стоявших у пристани судов, казалась сказочным миражом арктической лесотундры, видевшей ранее только кочующие чумы самоедов...

Население Мангазеи было очень пёстрым по составу: здесь жили беглые крестьяне из Мезени, Берёзова, Пенеги и Тобольска, пушные "промышленники" и приказчики именитых "гостей" Усовых, Ревякиных, Федотовых, Гусельниковых, Босовых, служилые люди с семьями и даже пленные литвины. Постоянное посадское население составляло примерно 800 человек, а вместе с регулярно зимовавшими на посаде "новыми Картина - "Стоительство града" (изображон посад Мангазеи) Автор картины художник Васильков.приходимцами", промышлявшими "мягкой рухлядью" (то есть пушниной), население в 1630-х годах достигало 2 000 человек, что было сопоставимо с тогдашним населением сибирской "столицы" Тобольска. Воеводами в городе нередко были представители известных дворянских и даже княжеских фамилий - Василий Мосальский-Рубец, Савлук Пушкин, Ефим Мышецкий, Василий Давыдов и другие. До 1625 года Мангазея не имела постоянного гарнизона. На годовую службу сюда присылали по 50 казаков из Берёзова и Тобольска. Но в связи с возросшей важностью города в 1625 году здесь был размещён собственный гарнизон из сотни стрельцов и восьми пушкарей. Основными занятиями посадского населения были рыбные промыслы (снасти были обнаружены даже в Троицкой церкви) и скотоводство (городище и его окрестности были богаты сочными травами и поэтому для разведения домашнего скота здесь всегда существовали благоприятные условия). Ремёсленное производство также было хорошо налажено - об этом свидетельствуют найденные в ходе раскопок топоры, ножи, сверла, зубила, долота, замки, буравы, пробои, дверные засовы, деревянные ложки, тарелки, миски, ковши, ушаты, коромысла, короба, ларчики и формы для печенья. Найдены даже предметы мебели - небольшие лавки-скамейки для горниц и массивное широкое кресло. Кроме того, было развито и косторезное ремесло - археологи нашли костяные накладки на упряжь, отпиленные для работы куски бивней мамонтов, поделки из бычьего и коровьего рога, медвежьих клыков, костяные иглы и даже шахматы.

Но главным богатством Мангазейского края, принесшим славу легендарному городу, были, конечно, соболя, в изобилии водившиеся здесь. Именно пушной промысел привлекал тысячи "охочих людей" в Мангазею. Представление о количестве соболей, проходивших через Мангазею в годы расцвета, дают сохранившиеся книги десятинного сбора (каждый десятый соболь с частного промысла взимался в казну). Расчёты показывают, что в 1624 году в Мангазею было доставлено с промыслов 68120 соболей, в 1625 году - 81230, в 1628 году - 103330, в 1630 году – 80000, а в период с 1630 до 1637 года через Мангазею было вывезено около полумиллиона соболиных шкурок. Десятинный сбор с частных промышленников давал государственной казне чаще всего больше пушнины, чем ясачный сбор с аборигенов Мангазейского уезда. В 1629 году с 29 зимовий инородцев на реках Таз, Енисей, Пясина (на Таймыре) было собрано 4353 соболя, в 1635 году - 15857, 1644 году - 8116, в 1663 году - 4844. Согласно данным шведского резидента Родеса в 1652 году - сорок соболей стоил 100 рублей, соответственно, можно рассчитать, что из Мангазеи в казну ежегодно поступало соболей на 35-60 тыс. рублей, что сопоставимо с пошлинными сборами Архангельска первой половины XVII века. Специфические черты полярного городского поселения ярче всего проявились в характере транспортных сообщений Мангазеи. В самом городе существовала конная езда, о чем говорят находки конной сбруи на воеводской дворе. Однако главным видом зимних транспортных сообщений была нартенная гоньба. Судя по обнаруженным в раскопках частям нарт, распространение получили два их вида: нарты легковые и грузовые. На грузовых нартах совершались дальние поездки на соболиный промысел, например, в Туруханское зимовье на реке Турухан (притоке Енисея), основанное в 1607, на расстоянии 300 верст, которое покрывалось за 3-4 дня. Грузовые сани были большим транспортным сооружением, их полозья могли достигать четырех с лишним метров длины. В упряжке ходили олени, они и являлись главной ездовой силой. Реже использовались ездовые собаки.

Мангазея Mangazeya

В  летнее время основным средством передвижения был водный транспорт. Город была ключевым пунктом так называемого Мангазейского морского хода - это первая широтная полярная магистраль, связавшая города русского Поморья Архангельск и Холмогоры с сибирскими pеками Обь, Таз и Енисей по Печорскому и Карскому морям через волоки Ямальского полуострова. Другой речной путь - по Иртышу и Оби в Обскую губу - связывал Мангазею с Тобольском. Использовались здесь кочи. Название этого судна происходит от новгородского "коца" (ледовая защита) и связано с его важнейшим конструктивным приспособлением - "шубой льдяной", т.е. второй ледовой обшивкой, расположенной в районе ватерлиний. Это важнейшая особенность судна. Вторым его отличием был корпус яйцеобразной формы, наиболее удобной для выжимания на поверхность при ледовом сжатии. Из распространенных речей поморских кормщиков, записанных в Мангазее в 1616 году, видно,

что кочи делились на два основных типа: малые и большие. "От Архангельского до города, из Колмогор и с Пенеги ходят они в Мангазею в малых кочах, а в Енисейское устье и большими кочами". На мангазейских малых кочах была разработана система управления парусами - прямым и косым треугольником. Подобная оснастка делала судно маневренным. Длина малого коча не превышала 10 метров, грузоподъемность – семь-восемь тонн груза и 10-12 человек.
Большой коч представлял из себя палубное судно длиной до 20 метров и шириной до 6 метров. Корпус судна типично морской, с высоко поднятыми полубаком и полуютом, что давало ему возможность свободно держаться на волне, не позволяя воде заливать палубу. Судно оснащено двумя мачтами со сложным такелажем и прямыми парусами. Большие кочи поднимали до 40 тонн груза и 35-40 человек пассажиров и команды. Караваны кочей везли в Мангазею продовольствие и вооружение для гарнизона, товары на продажу, промысловое оборудование, людей. Из Мангазеи - пушнину. Прибывшие в Мангазею кочи оставались там зимовать. До установления льда на местных реках суда использовались на рыбной ловле, для доставки людей и грузов в устье Худосея, откуда начинался путь на Енисейский волок. В зимнее время кочи сосредоточивались в районе Мангазеи. Они стояли на реке Таз, вмерзали в лед и использовались как жилые дома.

Мангазея место раскопок

Интересовались Мангазеей и иностранцы. Уже в 1609 году Мангазея была отмечена на карте голландца Исаака Масы, а в 1616 году тобольский воевода князь Иван Куракин сообщал в Москву, что немцы нанимали русских поморов провести их из Архангельска в Мангазею. И по сей день существует легенда, что в Тазовой губе подле Мангазеи потерпел крушение голландский корабль и оружие с него – мушкеты и шпаги - использовались позже туруханским гарнизоном. В Туруханске же ещё в начале ХХ века на церковной колокольне висел старый голландский колокол с латинской надписью, на которой был указан 1616 год. Косвенно могут подтверждать эту легенду и археологические находки в самой Мангазеи - свинцовая пломба с надписью "Amsterdam ander Halest", золотой перстень с аквамарином "фряжской работы" и полуталер, отчеканенный в 1558 году. В 1619 году московское правительство официально запретило Мангазейский морской ход из Приморья в Обскую губу через Ямал. В указе говорилось: "чтобы никакой человек тем заповедным путём из большого моря окиана в Мангазейское море, ни из Мангазейского моря в большой окиан никто не ходил". В тот же год Мангазею постигло ещё одно бедствие: в результате большого пожара город почти весь выгорел. Несмотря на это, он был быстро отстроен заново и ещё два десятилетия оставался важнейшим сибрским центром пушного промысла, за что получил прозвание "златокипящей царской вотчины".Мангазея сыграла значительную роль в истории освоения Западной Сибири. В первой трети XVII века она была отправной точкой для русских первопроходцев - именно отсюда отправлялись первые промысловые экспедиции на Таймыр, к рекам Хета, Котуй и в низовья Енисея. В 1620 году из Мангазеи Демид Пянда со товарщи совершил знаменитый переход в 8 тысяч километров, в ходе которого были открыты верховья Нижней Тунгуски, Ангары, верхнее и среднее течение Лены. Промысловые экспедиции уходили всё дальше на восток из-за десятилетий безжалостной эксплуатации пушных ресурсов от Таза до Енисея - «соболь испромыслился», на средний Енисей был открыт южный путь, более безопасный, чем плавание по бурному Мангазейскому морю. В 1630-е годы началось освоение Якутии.

Карта города Мангазеи с окрестностями конца XVII века из «Чертежной книги Сибири, составленной тобольским сыном боярским Семеном Ремезовым в 1701 году»

Мангазея постепенно клонилась к упадку, в 1642 году город пережил ещё один сильный пожар. Кроме того, из трёх караванов с хлебом, отправленных из Тобольска в 1641-1643 гг., ни один не дошёл до Мангазеи, и над городом нависла угроза голодной смерти. В 1644 году хлеб всё-таки был доставлен в голодающий город отрядом дьяка Теряева, понесшим большие потери в ходе тяжёлого перехода и стычек с самоедами. В 1655 году была вновь выстроена Троицкая церковь, воевода С.Саблин докладывал в Москву, что на зимовье в Мангазее осталось более 700 промышленников. Тем не менее город, оказавшись вдали от новых торговых путей, к 1660-м годам окончательно запустел и был покинут жителями. 14 сентября 1671 года воевода Д.Наумов получил грамоту об оставлении Мангазеи и переводе её гарнизона в Туруханское зимовье. Переезд состоялся в 1672 году. На новом месте был заложен город "Новая Мангазея" переименованный в 1780 году в Туруханск.

Старая Мангазея прекратила свое существование, оставив после себя много легенд и загадок. Благодаря раскопкам Мангазеи в 1968-1970 и 1973 годах, осуществлённым археологической экспедицией Арктического и антарктического научно-исследовательского института под руководством М.И. Белова, удалось восстановить облик исчезнувшего города, его историю и быт жителей, определить этапы застройки, установить время подъема и упадка города. Теперь мы знаем, как выглядела «Златокипящая» Мангазея, навсегда вошедшая в историю освоения бескрайних пространств Сибири.1 Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф. Мангазея и мангазейский морской ход. Гидрометеоиздат, 1980 г. 164 с.2 Белов М.И. Раскопки «Златокипящей» Мангазеи. Л., 1970 г.3 Вершинин Е. Златокипящая Мангазея// Родина. 2001. №8. с. 44-49.4 Патрикеев Н. Ямал: страницы былого. М., 1995 г. 100 с.

 

Примечания:

  1.  Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф. Мангазея и мангазейский морской ход. Гидрометеоиздат, 1980 г. 164 с.
  2.  Белов М.И. Раскопки «Златокипящей» Мангазеи. Л., 1970 г.
  3.  Вершинин Е. Златокипящая Мангазея// Родина. 2001. №8. с. 44-49.
  4.  Патрикеев Н. Ямал: страницы былого. М., 1995 г. 100 с.
Статью подготовил: Дыляев Д.А. (Laertes)

Комментарии (0)

Добавление комментариев закрыто.